Алагейзия: расцвет Империи

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Алагейзия: расцвет Империи » Книга Судеб » Анкета Морзана, первого из Проклятых


Анкета Морзана, первого из Проклятых

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

1. Имя, фамилия. Прозвище
Морзан (возможно сокращение до Мор), мясник, Алый Всадник, Проклятый.

2. Возраст (видимый/реальный)
~29-31, выглядит на 29.

3. Пол
Мужской.

4. Раса
Человек.

5. Дракон/Всадник
Торн.

6. Внешность
   Некоторые люди говорят, что гетерохромные глаза – признак злобы, живущей в человеке, и не важно, сколько ему лет. Будь то ребенок или старец, впервые узрев разноцветные очи, такого странника назовут чуть ли не монстром, даже если одна из радужек мягкого, голубоватого оттенка (левый глаз), ведь другая все равно остается черной (Правый глаз). Тем более, подтверждает слухи то, с какой мрачной свирепостью смотрит Морзан на окружающих, даже не замечая подобного. Редко когда взгляд Всадника становится добродушным, теряя свои мрачные отголоски. Только тогда брови расслабляются, перестав немного хмуриться. Черты лица Алого правильные, без горбинок в носу или заострённых скул. Губы тонкие, четко очерченные. С рождения у него кожа бледная, но, благодаря частым полетам под солнцем, легкий оттенок загара все равно появился на лице с шеей. Уши чуть заострённые, как и у многих Всадников. Волосы темные, средней длинны, почти касающиеся плеч, немного волнистые, послушные. Мор достаточно высокий, превышающий шесть футов. Благодаря бурному прошлому и не менее боевому настоящему, он без особых проблем держит свое тело в хорошей физической форме, обладая атлетической, не «выпирающей» мускулатурой и крайне тяжелой рукой. Чуть выше левого запястья есть старый шрам то ли от клинка, то ли от кинжала. Сам Морзан не помнит, откуда он у него.

7. Характер
   Морзана не просто так назвали мясником. С первого взгляда на его мрачное выражение лица можно понять, что он совсем не добрый самаритянин, который будет вступаться за слабых и пропагандировать добро. В его сердце давно накопилось слишком много темных эмоций, привычек, желаний, которые вытесняют человеческие качества, такие как самопожертвование, самоотверженность, бескорыстность, совестливость, да даже банальному милосердию не осталось места. Если сравнивать его с остальными Проклятыми, первый из них является самым кровожадным и жестоким.
   Алый Всадник, в отличие от многих иных «мясников», никогда не был и не станет психопатом (в его понимании это люди, которые постоянно желают кого-то убить или изуродовать), влюбленным в чужую агонию или смерть, пусть довольно часто жаждет отрубить кому-нибудь голову. Нет, он обожает сражения, причем чем опаснее схватка, тем больше радости она ему подарит, а с каждым новым трупом врага сердце начнет биться быстрее, порождая почти эйфорию. Порою, когда счастье боя накрывает с головой, можно услышать тихий смех, заглушаемый лишь звоном стали, да падением туш, потерявших жизнь от Заррока или когтей Торна, но никогда Алый не поддастся жажде крови настолько, чтобы начать убивать всех вокруг без приказа. По крайней мере, в общественных местах. Репутация должна оставаться такой, какая она есть, не становясь сравнимой с маньячиной – так он считает.
   Не только за жажду крови назвали его мясником, но и за жестокость, даже садизм, с которым он расправляется с врагами. Морзану мало просто убить, довольно часто он жаждет помучить противника, причем не только клинком. Магия или нож в таком случае – отличные помощники, открывающие пути к великолепным выходам из сложившейся ситуации. Отрезать кусочек кожи за кусочком? Медленно вырезать уху новую форму? В точности спроецировать ранами скелет? Все это доставляет ему удовольствие, несравнимое ни с чем.
   Морзан терпеть не может, когда кто-то встает у него на пути или надоедает, будь то союзник или враг, с легкостью лишая жизни собрата по оружию, если тот смеет мешаться под ногами, но не несет особой важности Империи. Не описать, с какой готовностью Алый принимает поручение устранить кого-то, мешающего другу или монарху. Он мало кому прощает обиды и тем более, очень малому кругу лиц не возвращает «долг», считая, что за любое деяние нужно платить, причем довольно часто – жизнью.
   Стоит отметить, что Морзан терпеть не может, когда кто-то покушается на его свободу или мысли. Он всегда держит ментальные блоки, считая, что сознание должно принадлежать одному, максимум – двоим, потому как наглый дракон все равно туда заберется, вставив едкий комментарий. Так же он бывает очень уперт, отстаивая свою точку зрения.
   Многие из знакомых Морзана говорят, что он олицетворяет канон солдата – сила есть, ума не надо, только это не совсем так. Проклятый довольно часто бывает ленив, если дело касается мирных переговоров, отчетов и тому подобной не нужной ему глупости. Тратить на подобное время Всадник не любит, отчего с ранних лет придумал действенный способ откосить от работы – просто притвориться глупым, не понимающим. Мало кому нравится по два, а то и более раз объяснять, как требуется заполнять форму письма, говорить, действовать… Это лишь малая часть лицемерия, скрытого в нем. Быть вежливым, галантным? Быть разъярённым, безумным? Кричать, рыча? Улыбаться, смеясь? Если ему нужно, он станет каким угодно, лишь бы получить желаемое.
   Так же Мор – достаточно хитрый и расчетливый. Он всегда придумает способ, вывернувшись, увильнуть от дела, если это не приказ Гальбаторикса или не нечто важное для него самого. Несмотря на довольно простецкий образ, Алый старается наперед рассчитывать все свои действия, оценивая результат, стремясь к максимальной для себя выгоде. Если Морзан ошибается в бою, это не просчет, а осознанный выбор, который обязан будет привести к победе или помочь выбраться из сложной ситуации с минимальными потерями.
   Даже будучи достаточно лицемерным, Морзан остается одним из преданнейших и практичных Всадников Гальбаторикса. Он всегда выполнит работу до конца, если она не станет для него фатальной, никогда не отступит от приказа, сделав все возможное, чтобы максимально придерживаться планам своего повелителя-друга. Его очень сложно разуверить в собственных убеждениях, а заставить усомниться в выборе стороны – нереально, да и никому не нужно. Кто, кроме монарха, потерпит Всадника, чудом не попадавшего под критерии маньяка-психопата?
   Морзан считает себя достаточно спокойным человеком, который не будет лишний раз проявлять свои эмоции. Порою он даже не замечает, как легонько улыбается шутке друга, радушно приветствует ожидаемого близкого гостя или без задней мысли доверяет Гальбаториксу (Можно сказать, только ему, не считая Торна и еще двух Проклятых, он по-настоящему доверяет). Правда, негатив он показывает намного чаще, зло рявкнув, недовольно поморщившись или как-то еще выдав свое отношение к происходящему.
  Отказавшись от немного распутной юности, Всадник почти бросил выпивку, отлично понимая, сколь отвратительным становится его характер, стоит хоть немного опьянеть. Словно забыв обо всем, он начинает вести себя громко, импульсивно, агрессивно, кидаясь на любого, будь то друг или враг. Однажды чуть не прирезав собутыльника, Морзан для себя решил, что эту слабость нужно уничтожить, иначе не ровен час глупо подставиться. Считает женскую красоту достойной похвалы или флирта, но ни одна из дам не смогла его надолго увлечь.
   Несмотря на общепризнанные мерки зла и добра, Морзан обладает не только темными качествами. Он способен любить, ведь дракон – это самое дорогое ему существо, которое прочно заняло самое большое место в сердце, порождая такую слабость, как страх потери. Порою совершенно бездумно, импульсивно, Всадник рвется на помощь Алому, не желая видеть даже самых крохотных ран на его сильном теле. Так же ему не чуждо такое понятие, как дружба. Правда, друзей у него крайне мало, их буквально по пальцам можно пересчитать и за каждого Мор не просто голову обидчику оторвет, но перед этим помучиться заставит. При всем при этом Морзан не верит в любовь, как чувство к другому человеку, считая, что никогда не найдется той, кому он отдаст свое сердце.

8. Биография
   Морзан родился в достаточно хорошо обеспеченной семье. Его отец был кем-то важным в Тирме, то ли главой торгового сообщества, то ли еще кем – будущий Всадник никогда не интересовался подобным. С самых малых лет его волновало лишь несколько вопросов: как можно работать почти круглые сутки, почему мама всегда дома, за что люди не любят разноцветные глаза. Правда, задавать их он не спешил, ведь расстраивать единственную женщину, которую гетерохромный любил, казалось чуть ли не кощунством, а отца семейства еще перехватить надо было.
   Когда ребенок немного подрос, отец решил, что у него самого времени на обучение сына не будет, а потому нанял нескольких учителей. Вначале Морзану даже понравилось слушать их лекции, делать какую-то домашку, ведь мозгами он обделен не был, да и мать очень радовалась, видя стремление своего мальчика к знаниям. Продлилась подобная идиллия недолго. В один прекрасный день, когда солнце еще было в небесах, а отец, как обычно, работал, мама принесла домой ребенка. Она нашла его на улице, недалеко от дома и, будучи достаточно доброй, решила помочь. Мор был неимоверно удивлен, когда в его доме появился кто-то, кому уделяли огромное количество внимания. Того самого, которое всегда уделяли только ему. Когда он взглянул на гостя незваного, то понял: они были похожи. Мальчик оказался с темными волосами и черными глазами. Если не знать о его гетерохромной особенности, то можно было спутать.
   Прошла неделя, но мать все никак не отставала от этого ребенка. Лекари уже подлечили его, и скоро тот даже сможет ходить, но это совсем не радовало будущего Всадника. Он привык быть лучшим, привык получать все внимание и заботу, а тут какой-то уличный бездомный смеет забирать себе все ему принадлежащее? Подобное безумно раздражало, даже злило ребенка. Ему совсем не хотелось делать глупые домашки, заниматься учебой, все его мысли кружились вокруг больного. Именно в этот период времени, устав от обильного внимания преподавателей, Морзан сделал свое первое настоящее открытие – дураков не обучают, им рассказывают основы и уходят. Понял он подобное, когда при новом преподавателе, задумавшись, раза три не смог вникнуть в суть слов того. Тогда молодой специалист решил, что ему подсунули туповатого мальчика и быстро рассказав лишь часть лекции, ушел. Данное событие очень удивило Морзана, но куда больше – заинтересовало.
   Спустя еще неделю, когда мальчишка оправился от ран, Морзан уже готов был выкинуть его взашей из дома, но мать все хлопотала над проклятым ребенком, пробуждая ранее неизвестные чувства. Агрессию, ради желания привлечь внимание, злость, от осознания, что мама возится с этим уродцем, жестокость, «мальчик болен, дорогой. Таким детям нужно помогать», «пусть он хоть сдохнет, мне то что» - не озвученные мысли как набат били в голове. Почему другие дохнут от полученных ран, а этот выжил? Почему другие люди прошли мимо, а его мать – нет? Несправедливо.
   Оценки и мнение преподавателей постепенно менялось. Из хорошего ученика Морзан плавно превращался в плохого, не любящего учебу ребенка, у которого мысли только об одном – прогнать паршивца, который стал важен матери. Видите ли, когда она шла по улице, то вначале подумала, что это ее сын. Только одного будущий Всадник не понимал – поняла, как ошиблась, взяла к себе подлечить, но сейчас то чего с ним носишься? Мору казалось, что мать предала его, просто отвернувшись ради иного ребенка, и это сильно отразилось на нем. Злость, до этого плескавшаяся где-то на дне, стала плавно подниматься, делая желание навредить почти мечтой. Только как? За этим улыбчивым засранцем всегда бегала Она или служанки. Правда, как оказалось, малыш ну очень любил одно животное. Щенка, которого с мамой пошел поискать, упросив ее разрешить увидеть любимца. Морзан сам не знал, что на него нашло в тот день, но, разозлившись на радостное щебетание матери, мальчик той же ночью вышел на улицу, найдя это четвероногое убожество. Он терпеть не мог собак, они казались ему тупыми, даже никчемными, а этот еще и до ужаса доверчивым. Ребенок даже не помнил, как он сделал так, что хвостатый больше не дышал, но одно ощущение ему на много лет запомнится. Наслаждение. Ему понравилось уносить чужую жизнь, а на следующий день испытывать еще большее наслаждение, видя страдания этого уродца. «Что, больше не тянет улыбаться?» - с ухмылкой думал он, когда мать вела печального мальчика обратно.
   Через пару суток Морзан отчетливо понял, что такое – ни дня без боли. Он находил это мелкое недоразумение везде, улавливая момент, когда тот один и постоянно его подставлял, то с лестницы скинув (Уродец оказался живучим малым), то столкнувшись на кухне, случайно облить только что налитым кипятком, как музыку слушая крики (А визжал то неплохо), но что важнее, мать не верила, что ее сын может издеваться над уличным малышом. Эти слова Мор запомнил надолго, активно пользуясь каждым моментом. Правда, несмотря на все старания, ребенок не говорил, кто его обижает, лишь смотрел своими добрыми глазами, что просто выбешивало будущего Всадника. Мама же, пожалев «бедного мальчика», решила его оставить навсегда, даже уговорила отца! Этот день стал для Морзана самым темным в жизни, потому как самый дорогой ему человек выбрал кого-то кроме него. Такое он не мог простить. Даже Ей.
   Когда Морзану исполнилось десять, он уже не знал, какими способами извести забитого мальчишку, ведь мать начала того защищать и наказывать его, Мора! Это доводило его до края бешеной агрессии, которую он упорно скрывал, но с каждым днем жажда мести и крови уродца становилась все сильнее. Однажды, задумав просто прибить мальчишку, он уже детально продумал весь план, когда того спасла внезапность. Всадники. Испытание. Дракон. Все это стало такой круговертью событий, удивлений, эйфории и радости, что из головы банально вылетела месть, ведь теперь у него был красный малыш, который с готовностью прикусывал пальцы или толкался в бок, разводя на игру. Торн – первое имя, что пришло на ум и понравилось самому дракончику. Тогда и только тогда мать вздохнула спокойно, а мальчишка перестал бояться за свою жизнь, ведь у Морзана появились дела поважнее мести.
   Обучал Морзана Оромис – высокий белокурый эльф с пронзительными, серыми глазами, красивым лицом, а также на удивление философским взглядом на жизнь. Это был первый, и, наверное, последний Всадник (Раз уж даже Гальбаторикс туповатым считает), который разглядел за маской «туповатого» ученика вполне разумное создание, которое просто не любило бумажной волокиты. Прокололся он достаточно… неожиданно для себя. Во время первого же задания, учитель сделал то, чего никогда не забудет Морзан – «убить» Глаэдра деревянным мечом. Конечно же, это была лишь проверка, но она казалась мальчику просто ненормальной. Какой вред можно нанести дракону? «Представь, что у тебя в руках клинок Всадника. Что ты сделаешь?» - спросил эльф, смотря своими пронзительными глазами на гетерохромника. Минут пять Мор смотрел на огромного золотого дракона, а после, сорвавшись с места, сделал почти стандартное действие – подбежал к крылатому красавцу, но вместо ожидаемого замаха, когда зверь уже немного склонил в его сторону голову, кинул клинок в основание челюсти Глаэдра. Если бы это был клинок Всадника, он бы и вправду мог просто проткнуть глотку, быстро убив дракона. Когда парнишка обернулся, то понял, что прокололся, но отступать уже некуда было.
   Как оказалось, Оромис умел заставить учиться даже лентяя, который писать задания терпеть не может, но… Морзан упорно трудился, лелея мечту стать поистине сильным, одним из лучших Всадников Ордена. Если для этого нужно написать пару сочинений или контрольных – он писал, причем без утайки или притворства, а со всей вдумчивостью, пока не появился еще один ученик. Алый никак не мог понять, зачем тому еще один мальчишка, еще и такой… такой… наивный! С первого взгляда на это недоразумение, Мор вспомнил того, кто поселился в его доме чуть ли не на правах брата. Нет, он не испытывал ненависти или злости по отношению к Брому, просто… презирал его за все слабости - глупые улыбочки, лепетание, неуверенные действия и восхищенный взгляд. Наверное, именно это обожание заставило его не возбухать против соседа, а терпеть его общество.
   В первую же неделю совместного обучения, Морзан понял одну удивительную вещь – мальчишка оказался умным и восторженным. Для него Мор был как старший брат, идеал, к которому нужно было стремиться, а также помогать в трудные минуты. Именно подобный факт больше всего вначале позабавил Алого, но после даже обрадовал. Стоило сказать, что устал после тренировок, опечален письмом матери или придумать какую-то иную глупость, как этот наивняк сам просил разрешить ему помочь с домашней работой. Написать сочинение? Сделать эссе? Контрольную выполнить? Все это Бром делал с таким энтузиазмом, что Морзан просто не мог не отказать себе в удовольствии отдать всю волокиту мальчишке, а самому пойти развлекаться с друзьями. К половине первого года обучения он уже успел найти отличную компанию мелких психопатов. Один только обожатель своей сестры чего стоил. Правда, знаком Мор был не со всеми и времени на совместные встречи у него было порою мало – Оромис любил лишний раз потренировать учеников, но ни разу за все время обучения он не сказал и слова против наглеющего гетерохромника, за которого постепенно Бром стал выполнять почти всю работу. Разве что книги Морзан продолжал читать, да лекции слушал, но отвечать на вопросы, писать контрольные… зачем? У него для подобного был личный писарь.
   Ближе к середине своего обучения Морзан завел дружбу почти со всеми отмороженными учениками, которые не многим от него отличались. Они тоже были каждый со своим отскоком в мозгах. Потому мрачный парень, который просто любил садизм с убийствами хорошо вписывался в их компанию. Собираясь вместе, они обсуждали свои приключения, выпивали, но чаще разговор заходил о Гальбаториксе – Белом Всаднике. Мор лишь пару раз видел того, но судьба как-то не сводила до знакомства. По словам пары друзей, тот выделялся крайне большими амбициями и просто удивительными речами на тему Ордена. Это удивило Морзана, но в перемены он верил с большим трудом, особенно после скептических рассуждений Торна о невозможности переворота в одиночку или с кучкой молодых Всадников.
    К концу обучения Морзан перестал эксплуатировать своего нерадивого «раба», с наслаждением наблюдая, как до того доходит осознание, что несколько лет его просто использовали, играясь на восхищении с бескорыстностью. Сколько времени мальчишка не верил, что Оромис однажды сказал правду о наглости Мора, но Алый был даже рад, посмеиваясь, рассказать, сколь сильно он не терпит Брома и как ему «благодарен за помощь с глупыми бумажками». Как же прекрасно было видеть боль в светлых глазах. Почти так же хорошо, как в детстве. Правда, Торн не разделял его взглядов и, кажется, даже извинился перед Сапфирой – драконихой Брома, после разведя долгий спор про садизм и злость, но не добившись этим ничего.
   После окончания обучения и получения красного, словно кровь, клинка с ярким камнем в основании, названного Зарроком, Морзан с готовностью принял задание Ордена по уничтожению неугодных. Ему было совершенно наплевать, кого убивать, будь то недовольные крестьяне, вилами тыкавшие драконов, или смертоносные раззаки, ведь смерть других дарила ему не просто радость, а при хорошем сражении – почти эйфорию. Наверное, именно за это Торн порою звал его психом. Оно и понятно, кто еще будет посмеиваться в окружении трупов, весь в крови врагов, но словно впервые в жизни счастливый?
   Спустя полгода Морзан решил навестить свою семью, и каково же было его удивление, когда оказалось, что тот самый мальчишка до сих пор живет там, а мать относится к нему, как к родному. Лишь одно грело душу – страх в темных глазах, даже почти ужас перед личным кошмаром детства. В тот день это было единственным, что порадовало Всадника. Уже спустя час он улетел, решив больше не возвращаться обратно, ведь единожды удержавшись, не всегда сможешь устоять от желания медленно убивать при повторной встрече. «За что ты ненавидишь этого парня?» - еще полдня не унимался дракон, на что лишь к вечеру смог ответить Мор – «Я ненавижу воров».
   Как показало время, даже его друзья умеют переживать. Новость о том, что Гальбаторикс пропал, еще долго была главной темой для обсуждений, но никто не рвался лететь и искать того, ведь чувство самосохранения было сильнее опаски за Белого Всадника. Кто знает, вдруг их тоже пошлют на «небольшое задание», из которого они не смогут вернуться живыми? Со временем разговоры поутихли, а пропавшего посчитали мертвым, отчего возвращение его вызвало просто дикий ажиотаж, который Алый застать не успел – очередным поручением был отправлен чуть ли не через всю Алагейзию на поиски постоянно передвигающегося раззака, успевшего пару деревень перебить.
   По возвращению, Морзан был поистине впечатлен свершениями Гальбаторикса. Практически в лицо старейшинам плюнуть, учителя убить и скрыться. Правда, куда больше Алый был удивлен приходом хорошего знакомого, с коим они так часто выпивали, и его предложением помочь бывшему Всаднику сбежать. Этот разговор был поистине долгим, даже затянувшимся, ведь пойти против Ордена – подписать себе приговор, особенно если помогаешь преступнику, но с другой стороны, перспективы свержения Главы и становление во главу угла того, кому ты выбраться поможешь, очень выгодным казалось. Тем более на него и так странно косились многие, считая как минимум ненормальным за обычное желание убивать и причинять боль, а как скоро старейшины решат, что такой Всадник опасен – дело времени и слухов.
   Встреча с Гальбаториксом была назначена в тот же день. Даже не представляя, как мог бы потерять своего Торна, Морзан без зазрений совести согласился найти бывшему Всаднику нового дракона. Как раз одному несчастному не повезло, и маленький чернявый малыш проклюнулся, откликнувшись на зов, но коснуться головы того было суждено далеко не молодому эльфу, кровь коего медленно растекалась по полу, пока будущий монарх и Проклятый быстро покидали земли Ордена. Спустя некоторое время они нашли Шейда, несколько лет обучаясь у того темной магии, доводя ее почти до совершенства.
   Когда обучение у шейда было закончено, Черный и Алый Всадники посетили ферму, и как оказалось, не одни. Многие друзья, предав Орден, прибыли довольно быстро, поддержав желание Гальбаторикса захватить власть в Ордене, а также уничтожить всех, кто пойдет против них. Подобное рвение было даже странным, ведь мотивации некоторых Морзану были не совсем понятны. Ладно, кучка отмороженных, им вообще не нравился нынешний порядок, но парочки неизвестных ему личностей очень напрягали, даже раздражали своей неизвестностью. Слишком тяжело Мор сходился с новыми знакомыми, порою встречая непонимание из-за скверности характера и тяги к садизму.
   Происходящее дальше надолго вклинится не только в историю, но и в память, ведь забыть подобное почти невозможно. Все десятилетие можно было назвать одним прекрасным словом – истребление. Морзан, как и многие другие Проклятые, выслеживал Всадников и убивал их. Вот что поистине радовало Алого, так это постоянное чувство погони, когда ты летишь на своем драконе, преследуя наивного слугу Ордена, думающего, что сможет скрыться от него. Настигать таких глупцов было поистине великолепно, но настоящее веселье начиналось после. Смерть – это слишком просто, а вот смерть в агонии – поистине прекрасно. Пусть его назовут маньяком, но в то время он по-настоящему наслаждался каждой жертвой, не упуская шанса «поиграть».
   Любому веселью приходит конец, но для Морзана оно только начиналось. Одно только нападение на Дору Ариба чего стоило! Схватка с Всадниками, целая мясорубка, где погибали и свои, и чужие, вокруг была боль, смерть, ужас… а еще Бром. Только во время боя с ним сердце Мора могло по-настоящему забиться в эйфории. Его личный бой, во время которого он забыл обо всем на свете. Второй ученик Оромиса кричал что-то, пытался отбиваться, но в конечном итоге Синяя дракониха взвыла, прогнувшись в спине и лишь чудо спасло ее Всадника от смерти. «Таким слабакам как ты не место в небесах» - с наслаждением подумал тогда Морзан, следом вновь ворвавшись в противостояние Проклятых с защитниками Дору Ариба, продолжив нести смерть своим врагам. Правда, одного он никак не ожидал. Нет, схватка Гальбаторикса и Враиля была почти предсказуемой, но то, что он переживал немного за друга – поражало. Лишь тогда Алый понял, насколько важны ему друзья и благо, что их было очень мало. Как и ожидалось, будущий монарх выиграл свой личный поединок, ранив врага, а когда настиг - убив, но это был еще не конец войны.
   Последние дни войны ознаменовались захватом Илирии, впоследствии ставшей Урубаеном, столицей Новой Империи. В тот день все было на их стороне – и попутный ветер, и деморализованность врагов, узнавших, что Орден пал, и усталость, ведь осада шла до прибытия Проклятых. Четыре Всадника никак не могли противостоять девятерым. Этот бой не принес даже крупицы радости, кроме вскоре наступившей победы, означавшей, что самое кровавое время в истории Всадников было окончено победой десятка восставших против системы революционеров и достаточно эффектной, по мнению Морзана, гибелью последнего правителя Броддринга.
   Во время мира, когда можно было отдохнуть, набравшись сил, Морзан проводил много времени в полетах, которые часто заканчивались спорами. После стольких войн характер Торна испортился, он стал куда более вредным, обожающим, вклинившись в мысли, начать что-то утверждать, и во время очередных полетов в небесах, Красный, обидевшись на грубость своего Всадника, просто кувырнулся, скинув его с себя, спокойно летя рядом, но не касаясь. Мор же, скрестив руки на груди, не менее уперто смотрел на Алого. Лишь у самой земли они почти синхронно дернулись друг к другу, потому что смерть одного обозначала бы смерть обоих и вновь взмыли к облакам, больше не возвращаясь к разговору на щепетильную тему.
   Как оказалось позднее, не все были согласны с победой Гальбаторикса. Нашлись те глупцы, что готовы пролить море крови ради иллюзорной возможности свергнуть нового монарха. Напав на Илирию, безумцы хотели захватить замок, защищенный не хуже парящего в небесах дракона от бегущего по земле мечника. Морзана даже позабавило такое стремление кучки мстителей попытаться отобрать уже отобранное у других людей. Схватка была поистине прекрасной, полной крови и боли, которой упивался Алый Всадник, радуясь каждому новому трупу. Последнее восстание стало роковым для самих повстанцев и окончательно утвердило Гальбаторикса на троне.

9. Сторона борьбы
Империя.

10. Способности, навыки
Отличный фехтовальщик, но плохой лучник. Владеет основными видами оружия ближнего боя (Клинки и топоры), средне владеет булавой (Знает и как ее держать, и как ею драться, но эффективно это делать не получается), вообще не умеет пользоваться алебардой (Считает ее не подходящей для его стиля боя). Предпочитает быстрый, подвижный, агрессивный бой. Хороший тактик. Отлично сидит в драконьем седле, но терпеть не может лошадей. Имеет обширные знания в области магии, особенно темной. Знает языки эльфов и ургалов, гномий дается тяжело.

11. Инвентарь, собственность
Заррок – клинок Всадника с темно-красным лезвием и ярким алым драгоценным камнем.
Черный доспех - защищающий тело, но позволяющий быстро передвигаться без скованности. Обычно носится без шлема, потому как Морзан терпеть не может ограниченного радиуса обзора.
Четыре Элдунари.
Хочет купить себе дом или замок, но то времени нет, то варианты не по нраву.

12. Спутники, питомцы
Торн.

13. Пробный пост
   Когда в небе сталкиваются два дракона, желающих разорвать друг друга в клочья, первое что доносится до слуха – скрежет когтей по чешуе и крики, полные боли и ярости. Они оглушают, ужасают, поражают, но кого-то радуют. Сражаясь в окружении Всадников, Морзан слышал не просто звуки боя, а песню, радовавшую ничуть не меньше, чем кровь, стекавшая с клинка. Сердце бешено билось от радости, а глаза цеплялись за окружающих, ища новую жертву. Резкое движение со спины, край глаза успел заметить нечто синее, яркое, мозг моментально выдает план. «Вниз, Торн,» - Резкий замах крыльев Алого, не менее быстрое складывание и сильное тело камнем полетело вниз, уклоняясь от возможности быть сбитыми. Слишком легко со спины оказаться не в лучшем положении, что бы Мор позволил себе поддаться безумному желанию начать уклонение в сторону. «Сапфира?» - яркие глаза дракона уловили движение синей самки. Рык прорезался из глотки Алого, когда на губах Всадника появилась ухмылка. Самое настырное, доводящее своими приставаниями до бешенства, все еще верящее в лучшее существо по имени Бром впервые в жизни добилось того, чего желало во время обучения. Все внимание Морзана было отдано лишь ему одному. Вокруг шли битвы, Всадники сражались со Всадниками, смерть и боль кружились в едином танце, касаясь то одной стороны борьбы, то другой, но Мору было на это плевать. Все его естество требовало одного – причинить боль надоедливому «другу». Сделать так, что бы он до конца своих дней страдал, проклиная свою наивность. Да… он преподаст Синему урок.
- …зачем? – Бром что-то говорил, но Морзан не слышал его слов. Слишком много вокруг было звуков. Они оглушали, вырывали части фраз, заглушали попытки Всадника Ордена докричаться до Проклятого, дабы узнать лишь одно – зачем ему это. До глупого умишки никак не доходило, что причину он просто не поймет, ведь Бром был таким… правильным? Да, наверное. Именно эта правильность так злила Алого, ненавидевшего «милых, добрых и таких прилежных детишек». Из них не выйдет ничего, кроме кучки слабаков, не способных сражаться в небесах. – Ответь мне! – почему он так кричит? Губы дрогнули, растянувшись чуть шире. Мору до безумия нравилось злить Синего Всадника, ведь тот так желал ответа. Вот только в отличие от «друга», он ждать не любил, а тратить время на разговоры не собирался. Слишком многие еще должны были познакомиться поближе с Зарроком. Легкое движение руки, тело напряглось, взгляд неотрывно следил за замершим Бромом, Торн, моментально поняв, чего желает его Всадник, резко ринулся вперед, почти накидываясь на Сапфиру, схлестнувшись в смертоносном танце. Дракониха изогнулась, не позволяя острым клыкам сомкнуться на шее, хвост ударил по хвосту, породив легкую дрожь, лапы попытались дотянуться до грудины, но едва не были проткнуты Зарроком. «Скинь ее,» - проговорил Морзан, постоянно следя глазами за лапами драконихи и ее всадником, не позволяя ранить своего Торна без ответной раны. – Ты еще можешь прекратить все это! – надежды в голосе Брома совсем не осталось, а последняя попытка докричаться казалась наивной, почти глупой. Взгляд добрых глаз непонимающий, не верящий. Неужели ему было мало сказанного ранее? Мало насмешливого презрения? Тогда он получит еще.
- Не беспокойся… - резко подавшись вперед, Алый прижался к дракону всем телом, замолчав. Секундной заминки вдоволь хватит. Сейчас. Точно в этот момент, когда противник пытается разобрать слова...  «Давай!» - когти Торна вонзились в ладони драконихи, хвосты сплелись и более сильный Алый рванул вверх, издав грозный рык, а после пулей полетел вниз, удерживая Синюю, не давая отцепиться или вырваться. «Молодец,» - уйдя чуть в сторону, уцепившись за седло рукой, следя за пытавшейся вырваться драконихой, Морзан рубанул по ближайшей лапе той, с наслаждением вслушиваясь в как музыку звучавший вой. Зависнув в воздухе, Торн оттолкнул от себя Сапфиру к земле, оскалившись. Синяя, тяжело прижимая к себе лапу, опустилась на твердую поверхность, как и желал Проклятый. Соскочив с Алого, когда зарычав, тот послал поток пламени в слугу Ордена, он кинулся к своей главной цели. «Еще!» - Сапфира, раскрыв пасть, послала столь же сильный поток огня, отчего пламя схлестнулось с пламенем, создавая прекрасную завесу. Подорвавшись, пробегая в момент, когда огонь еще буйствовал вверху, лишь искрами оседая на землю, Мор быстро добрался до драконихи. «Умница,» - похвалил он своего Алого, взяв Заррок в обе руки, на бегу вонзая лезвие в основание шеи Сапфиры, ощущая,  как по венам растекается столь пьянящее чувство наслаждения, ведь теперь ее смерть – лишь вопрос пары минут. Резкий рывок вперед под безумный вой Синей, смешавшийся с криком ее Всадника, рана увеличивалась, дойдя до бока, а следом он развернулся, отойдя подальше. Умирающий дракон мог совершить любое безумие, что бы защитить своего человека. Поигрывая Зарроком, Алый ухмылялся вновь, смотря на прекраснейшую картину – как Всадник почти безумно воет, пытаясь вылечить свое сокровище. Сердце выбивало бешеный ритм, все тело словно легче стало. Да… это было поистине великолепно. «Мне жаль, что они наши враги,» - раздался тихий, немного печальный голос. Если Морзан всегда издевался над Бромом, Торн и Сапфира почти дружили. Тут сверкнула сталь, Бром кинулся в атаку, пытаясь достать противника. Ему сейчас было плевать на все. На другого дракона, на перевес сил, на целый мир. «Вот теперь мне нравится твой взгляд,» - Синий и Красный клинки схлестнулись, и полные радости глаза столкнулись с ненавистью.
- Ты спросил, зачем? – добить противника не делом, а словом? Да, это тоже искусство, которое постигнув, всегда сможешь насладиться даже таким концом боя. «Хочешь знать правду, Бром? Будет тебе правда. Все-таки ты неплохо меня повеселил» - резкий рывок в сторону, клинки разомкнулись. Атаки обоих Всадников были полны ярости, злости, только если один сражался так всегда, второй лишь сейчас познал всю силу отчаяния и ненависти, но управлять ею не умел.
- Я убью тебя! - Это было поистине прекрасно и чем больше ненависти с болью мешалось в глазах «друга», тем больше счастья испытывал сам Морзан. Невольно смех начал вырываться наружу, показывая, сколь сильно Проклятый наслаждается происходящим. – Ты смеешься?! – он и вправду засмеялся. Тихо, зло и довольно, когда клинки постоянно соединялись в танце, распаляя все больше Мора, но ослабляя Брома. «Хватит, ты снова надоедаешь,» - у него были еще дела. Нужно было вернуться в схватку, вновь неся хаос и смерть. Бром надоедал, его боль становилась не интересной. Приходило ощущение, что она уже не приносит и капли радости. Тогда зачем ему вообще продолжать эту схватку? Клинки столкнулись снова, резко крутанулись, описав полукруг, подавшись вперед, Морзан выбил меч из рук противника, вонзив острие Заррока тому точно в бок. Гетерохромные глаза не моргая следили за чужими, такими прекрасными, полными новой боли, которой столь сильно желал насладиться Проклятый перед окончанием их схватки.
- Ты никогда не сможешь меня убить, - отступив назад, Морзан окинул осевшего глупца взглядом. Нет, это уже не приносило радости. Сломленные противники ему были не интересны. Только те, кто в ярости будет сопротивляться, стремясь отнять жизнь, а не ждут последнего удара. – Я говорил тебе, что ты мне отвратителен, но ты не верил, и жизнь твоего дракона стала платой за наивность, - плечи Брома дрогнули и Морзан довольно прищурился. «От такой раны ты вряд ли умрешь, но мучиться будешь всю жизнь, понимая, что сам повинен в смерти своего дракона,» - сев обратно в седло своего дракона, Морзан кинул последний взор на бывшего соседа. «Таким слабакам как ты не место в небесах,» - и Красный взмыл в небо, а внимание Проклятого вновь перепрыгнуло на новую жертву. Его пир еще не окончен.


1. Связь

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.


2. Разрешаете ли Вы использовать Вашего персонажа в случае Вашего ухода/исчезновения, с сохранением Ваших авторских прав?
Конечно. Это же канон.

3. Откуда Вы узнали о нас?
Бродил по миру РПГ топ, после долгой завязки с ролевыми, увидел ваш сайт, незанятую роль Морзана, дал пинка дракону и поплелся спрашивать в гостевой все интересующее меня на тот момент.

4. Посещаемость
Ежедневно, с перебоями.

5. Читали правила?

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.


6. Погладили монстрика RPG TOP?
Было дело.

Отредактировано Морзан (2014-12-01 15:27:14)

0

2

Морзан написал(а):

злобы, живущей в человеке и не важно, сколько ему лет.

Запятая после "человеке"

Морзан написал(а):

он обожает сражения, причем, чем опаснее схватка

Вторая запятая - лишняя

Морзан написал(а):

что бы начать убивать всех вокруг без приказа.

"чтобы"

Морзан написал(а):

даже садизм с которым он расправляется с врагами.

Запятая после "садизм"

Морзан написал(а):

Многие из знакомых Морзана говоря, что он олицетворяет канон солдата

"говорят"

Морзан написал(а):

Не смотря на довольно простецкий образ, Алый старается наперед рассчитывать

"Несмотря"

Морзан написал(а):

сделав все возможное, что бы максимально придерживаться планам своего повелителя-друга.

"чтобы"

Морзан написал(а):

Не смотря на общепризнанные мерки зла и добра

"Несмотря"

Морзан написал(а):

что никогда не найдется той, кому отдаст свое сердце.

"кому он отдаст свое сердце"

Морзан написал(а):

будущий всадник никогда не интересовался подобным.

"Всадник"

Морзан написал(а):

Продлилась подобная идиллия не долго.

"недолго"

Морзан написал(а):

но разозлившись на радостное щебетание матери

Запятая после "но"

Морзан написал(а):

Правда, не смотря на все старания, ребенок не говорил, кто его обижает

"несмотря"

Морзан написал(а):

а так же на удивление философским взглядом на жизнь.

"также"

Морзан написал(а):

Наверное, именно это обожание заставило его не возбухать против блондина

Хм, не помню, чтобы в каноне говорилось о том, что в молодости Бром был блондином. В старости, да, у него были седые волосы. Но я не думаю, что он и в юности был седым.

Морзан написал(а):

к которому нужно было стремиться, а так же помогать в трудные минуты.

"также"

Морзан написал(а):

Правда, Торн не разделял его взглядом и, кажется, даже извинился перед Сапфирой

"взгляда" или "взглядов"

Морзан написал(а):

Кто знает, вдруг их то же пошлют на «небольшое задание», из которого они не смогут вернуться живым?

"тоже"
"живыми"

Морзан написал(а):

Спустя некоторое время они нашли Шейда по имени Тень, несколько лет обучаясь у того темной магии

Хм, шейда звали Дурза\Дарза, но никак не Тень. Тень - это то же самое, что шейд, потому что "тень" на английском будет "шейд".

Морзан написал(а):

захватить власть в Ордене, а так же уничтожить всех, кто пойдет против них

"также"

Морзан написал(а):

Морзан, как и многие другие Проклятые, выслеживал Всадников и убивая их.

Вторая "и" здесь лишняя. Следует либо убрать ее и поставить запятую после "Всадников", либо исправить "убивая" на "убивал".

Морзан написал(а):

Последние дни войны ознаменовались захватом Иллирии

"Илирии". Древняя провинция на Балканском полуострове, кою населяли племена иллирийцев, к Алагейзии отношения не имеет)

Морзан написал(а):

системы революционеров и достаточно эффектной, по мнению Морзана, гибелью бывшего императора.

Не очень понятно, во-первых, о каких революционерах речь, а во-вторых, что за "бывший император"? Гальбаторикс - первый император в Алагейзии. До него Броддрингом правили короли.

Морзан написал(а):

обожающим вклинившись в мысли, начать что-то утверждать и во время очередных полетов в небесах

Запятые после "обожающим" и "утверждать"

Морзан написал(а):

Напав на Иллирию, безумцы хотели захватить замок

"Илирию"

Морзан написал(а):

Владеет почти всеми видами оружия ближнего боя, кроме алебарды

Здесь стоит уточнить, какими именно видами оружия он владеет и на каком уровне. Потому как виртуозно владеть почти всеми видами оружия ближнего боя невозможно.

Морзан написал(а):

Хочет купить себе дом и даже присмотрел один неплохой вариант

Помнится, в каноне у Морзана был замок (вероятно, подаренный Гальбаториксом). Но воля ваша, можете начинать игру и без него.

0

3

Рейнхольд, исправлено.
На счет замка - я не знал, где он находится (В Вики не нашел местоположения или проглядел), потому побоялся вписывать. Лучше поигрово получить.

Отредактировано Морзан (2014-11-22 07:23:33)

0

4

Морзан написал(а):

Этот бой не принес даже крупицы радости, кроме вскоре наступившей победы, означавшей, что самое кровавое время в истории Всадников было окончено победой десятка восставших против системы революционеров и достаточно эффектной, по мнению Морзана, гибелью бывшего императора.

Сей момент, а именно - самый конец предложения, так и не исправлен. Нет никакого "бывшего императора", до Гальбаторикса не было Империи, было лишь королевство Броддринг. Таким образом, Ангреност, последний правитель Броддринга, убитый Гальбаториксом, был королем, а не императором.

Тема пробного поста, на выбор:
1) То самое поручение, по которому Морзан был отправлен на поиски раззака, обезлюдившего две деревни.
2) Поединок с Бромом и Сапфирой во время битвы при Дору Ариба

0

5

Исправил "бывшего императора" на "последнего правителя". Тему выбрал вторую, так как не очень хорошо пишу преследования. Извиняюсь, если заигрался и написал не слишком подобающий пост - отвык уже писать посты на определенную тематику. 
Надеюсь, Бром вышел не слишком фанонным, потому как его канон я едва ли помню и не могу точно написать его реакцию или слова.

Отредактировано Морзан (2014-11-22 14:19:22)

0

6

Морзан, от меня приняты.

0

7

Добрый день.
Ну, во-первых, касательно почти "святой" наивности Брома - учитывайте, что это лишь Ваше видение персонажа. Потенциальный игрок на эту роль может видеть его совсем иначе. И, собственно, во-вторых:

Морзан написал(а):

Нет, схватка Гальбаторикса и Враиля была почти предсказуемой, но то, что он переживал немного за друга – поражало. Лишь тогда Алый понял, насколько важны ему друзья и благо, что их было очень мало. Как и ожидалось, будущий монарх выиграл свой личный поединок, обезглавив противника

Он не мог его в тот день обезглавить, ибо по канону Враиль был убит позже и не в той битве.

В остальном всё отлично)

0

8

Арион написал(а):

Добрый день.
Ну, во-первых, касательно почти "святой" наивности Брома - учитывайте, что это лишь Ваше видение персонажа. Потенциальный игрок на эту роль может видеть его совсем иначе. И, собственно, во-вторых:

Он не мог его в тот день обезглавить, ибо по канону Враиль был убит позже и не в той битве.

В остальном всё отлично)

Я писал так, как видит Брома персонаж, не более того.
Исправил этот фрагмент биографии.

0

9

Принят.

0


Вы здесь » Алагейзия: расцвет Империи » Книга Судеб » Анкета Морзана, первого из Проклятых


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC