Алагейзия: расцвет Империи

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Алагейзия: расцвет Империи » Книга Судеб » Последний коннетабль Броддринга


Последний коннетабль Броддринга

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

1. Имя, фамилия. Прозвище
Рейнхольд фон Лефлер, граф Китри, граф Фюрносткий, а также номинальный граф Мелианский и титулярный коннетабль Броддринга.

2. Возраст (видимый/реальный)
36 лет

3. Пол
Мужской

4. Раса
Человек

5. Дракон/Всадник
-

6. Внешность
Первое, что бросается в глаза при взгляде на графа – это благородная осанка, выставленная вперед грудь, расправленные плечи и высоко поднятый подбородок - следствие регулярного ношения латных доспехов со шлемом, двигаться в которых можно только прямо.
Будучи невысокого (171 см) роста и среднего телосложения, мужчина имеет широкие плечи и развитые постоянными тренировками в фехтовании мышцы рук. Наружность его отличается опрятностью, фигура – стройностью, движения – ловкостью, кожа светла, а лицо не обделено привлекательными чертами. Серые очи вельможи выражают внимание, задумчивость и глубокомыслие. Густые, жесткие, средней длины темно-каштановые волосы немного не доходят плеч. Под носом находятся небольшие усы, бороду же мужчина обыкновенно бреет. Походка, в зависимости от настроения, бывает либо расслабленна и медлительна, либо порывиста и быстра.
При дворе граф носит одежду различных цветов, сшитую из дорогих тканей вроде бархата, шелка или парчи - не слишком модную и разукрашенную, но в то же время такую, которая не позорила бы его сана. Иными словами – чтобы не выделяться среди остальной знати ни богатством, ни бедностью убранства. Как правило, таковой одеждой является пурпуэн поверх вышитой белой рубашки, широкие и короткие верхние штаны вкупе с длинными чулками, а также сапоги на мягкой подошве. Костюм часто дополняют короткий плащ с отложным воротником и нарядный берет со страусиным пером. Кроме фамильного перстня-печатки фон Лефлер никаких больше украшений не носит. В военных походах предпочитает облачаться в полный латный доспех позднего «миланского» типа с характерным для него шлемом армэ, увенчанным плюмажем из лазурных перьев.

7. Характер
Рыцарство. Пожалуй, ни одно другое слово не вызывает в душе графа такое глубокое почтение и восхищение, как это. Именно с оного стоит начать разговор о характере коннетабля Броддринга, буквально сотканном из противоречий.
Будучи преисполнен рыцарских чувств, на первое место Рейнхольд ставит честь, коя для него дороже жизни - ничто не способно заставить мужчину запятнать ее или изменить своему долгу. Верность для него – все, будь это верность возлюбленной, верность королю, или верность другу. К подлецам, лицемерам, лжецам и изменникам мужчина относится с большим презрением. Сам же он готов умереть за своего сюзерена, если только тот не будет пренебрегать собственными обязательствами по отношению к нему – аристократическая гордость не позволила бы графу спокойно сносить обиды и оскорбления, пусть даже от первого человека королевства. И уж тем более он не стерпел бы их от коллеги – аристократа, не преминув вызвать обидчика на дуэль. О тех же, кто ниже его по происхождению, и говорить не стоит…
Настоящий патриот, фон Лефлер озабочен не только благополучием собственного домена, но и положением дел в стране, искренне желая своему народу блага и процветания. И пусть наш дворянин не лишен самолюбия и личные интересы ставит далеко не на последнее место, он в то же время вполне способен на благородные поступки. По натуре своей мягкосердечный и благодушный к окружающим людям, Рейнхольд привык внимать тем, кто попал в беду и обращается к нему с просьбой о помощи, если только он в это время не занят более важными и срочными делами. Галантен в обращении с представительницами прекрасного пола, неравнодушен к женской красоте и не терпит грубого отношения к дамам.
Будучи человеком принципов, аристократ готов защищать свои высокие идеалы с мечом в руке. Циничность ему чужда и противна. Зато в некоторой степени ему, пожалуй, присуща брезгливость… Коннетабль с отвращением смотрит на насекомых, но чего он по-настоящему боится, так это умереть не подобающим рыцарю образом – сиречь, не в неравном бою с превосходящим числом супостатом...
Стоит также заметить, что правитель Китри является человеком несколько замкнутым – не слишком общителен, скрытен в плане чувств и грез, предпочитая большую часть своих мечтаний хранить глубоко в сердце. Ему совершенно не свойственно бурное проявление эмоций – благодаря хорошему самообладанию, кипя внутри, он может довольно долго оставаться спокойным внешне. Впрочем, как только эмоции переполнят его через край, от коннетабля можно ожидать настоящего взрыва…
Обыкновенно же граф разговаривает сдержанно даже с тем, кто его раздражает. Отличается скромностью, отсутствием любви к роскоши, но, тем не менее, не лишен честолюбия.
За годы службы в качестве военачальника Броддринга показал себя смелым, решительным и твердым командиром, разбирающимся в военных вопросах и хладнокровным даже в самой сложной и напряжённой обстановке. Всегда бережливо относился к жизням солдат, общался вежливо даже с воинами из числа простолюдинов, заботился о том, чтобы они не голодали и вовремя получали жалование, чем и завоевал их уважение. Вместе с тем вельможа никогда не забывал о поддержании в войске дисциплины, не оставляя без наказания нарушения оной и прилагая все усилия для пресечения случаев мародерства, а также насилия над мирными жителями. В сражениях предпочитает лично вести в бой кавалерию и биться с врагом до конца на самом горячем участке бранного поля - нередко сим примером самоотверженной храбрости ему удавалось в нужный момент поднять боевой дух солдат и переломить ход битвы в свою пользу. Невзирая на то, что граф прекрасно представляет себе все тяготы и трудности войн, считает их лучшим занятием для настоящего мужчины и относится к ним чуть ли не как к развлечению, полагая, что без них мир был бы чрезмерно скучным. Отличается великодушием к своим противникам, предпочитая, когда это возможно, брать оных в плен и получать за них выкуп. Правда, вот ургалов лорд Китри не жалует. Видя рогачей дикими и бесчувственными чудовищами, своим существованием очерняющими Алагейзию, он готов даже поголовно истребить их.
Не любит, когда монархи «суют нос не в свои дела», мешая коннетаблю командовать армией, ибо последний справедливо считает себя куда более сведущим в военном искусстве. Грезит о том, чтобы увековечить свое имя - стать героем баллад, прославленным на всю Алагейзию полководцем, что будет находиться в одном ряду с великими стратегами прошлого.
Помимо этого, Рейнхольд является одним из немногих аристократов Броддринга, проводящих немало времени за чтением литературы, особенно исторической - ведь с юных лет графа начала интересовать история мира, в котором ему довелось жить. Впрочем, надо сказать, что, несмотря на свою начитанность, фон Лефлер весьма скептически относится к магии и всем тем, кто ее использует, полагая, что своим вмешательством в сражения заклинатели очерняют благородное военное искусство. Является человеком своенравным, целеустремленным и очень настойчивым: почти в любых вопросах и спорах он будет упрямее осла. Не привык падать духом из-за поражений – если граф поставил перед собой определенную цель, то ничто уже не способно сбить его с намеченного пути, кроме разве что самой смерти.
Будучи наделен феодальными предрассудками, вельможа всю свою жизнь хранит преданность старым дворянским традициям, не совсем придерживаясь лишь одной из них – щедрости. И нет, это не значит, что сеньор Китри скуп. Он экономен. По-рыцарски тратить огромные суммы денег на пиршества и прочие пустяки фон Лефлер не намерен. Тем более, что пышные пиры и иные праздные развлечения совсем не прельщают коннетабля, а золото нужно ему для военных нужд. Питает склонность к дорогим и редким винам, но выпивает мало, считая пьянство одним из самых страшных грехов, особенно для дворянина.
Осторожен в своих поступках и действиях, старается всегда поступать по справедливости. К бунтам и восстаниям относится бескомпромиссно, предпочитая жестоко подавлять их на корню, дабы другим неповадно было. Хотя, надо сказать, Рейнхольд сам крайне отрицательно смотрит на тиранию со стороны монархов, по его мнению, нарушать свою присягу и восставать против своего сеньора можно лишь в случае очень грубого нарушения им собственной клятвы.

8. Биография
История нашего героя началась тридцать шесть лет и один месяц тому назад, в замке старинного аристократического рода фон Лефлер, что в городе Китри. Рейнхольду повезло родиться в стране, где до недавних пор сохранялся в первозданном виде феодализм, а с ним и рыцарство с его архаичными, но славными законами и нравами… Стране, которой более не существует. Но мы отклонились от темы… Именно тогда, в девятый день последнего зимнего месяца, двадцатитрехлетняя графиня Китри и урожденная графиня Фюрноста родила сына и будущего наследника графства. Ее муж, Гастон фон Лефлер, был весьма обрадован оному событию, коего он ждал уже несколько лет. Ведь теперь он знал, что, если боги и дальше будут к ним благосклонны, династии графов Китри не суждено будет прерваться с его смертью.
С ранних лет мальчик воспитывался при дворе своего отца в лучших традициях рыцарства, что навсегда отразилось в его характере. Воображая на месте обыкновенной палки тяжелый стальной риттершверт, он храбро сражался со своими сверстниками, а когда их не было рядом - яростно лупил чуть ли не все росшие в округе деревья подряд. Уже тогда, глядя на эти детские забавы и видя первые победы своего сына, родители пророчили ему большое будущее.
С семи лет юный аристократ стал серьезно обучаться искусству владения оружием и верховой езды, внимательно наблюдая за старшими и стараясь во всем подражать им, пусть и держа в руке пока что деревянный меч. Кроме того, графского сына учили плавать, сочинять стихи, исполнять бальные танцы и играть в шахматы. А, обучившись грамоте, юный дворянин занялся чтением старинных рыцарских романов, хотя и не перестал, однако, слушать эпические баллады и поэмы, исполнявшиеся менестрелями при дворе его отца. В произведениях оных воспевались подвиги славных героев прошлого, романтическая любовь и, наконец, сам величественный характер рыцарства. Все это развивало в мальчике настоящее благоговение перед его идеалами. Глядя на обитателей замка, на дворян, наполнявших его, молодой фон Лефлер изучал придворный этикет, куртуазное, наполненное вниманием и почтительностью, обращение кавалеров с дамами.
В 14 лет юноша был препоясан настоящим мечом и стал оруженосцем своего отца. Тогда же он начал принимать непосредственное участие в псовой и соколиной охоте, благодаря чему быстро научился ловко ездить верхом, превратившись из некогда неуверенно державшегося в седле мальчишки в лихого наездника. Стал отрабатывать приемы конного боя на копьях при помощи «кинтаны», не забывая в то же время о фехтовании: вместе с синяками и ссадинами от ударов будущий правитель Китри получал наставления и опыт, с каждым днем совершенствуя свои навыки владения мечом. Продолжал фон Лефлер и читать книги, всерьез увлекшись исторической литературой, а также военными трактатами, что в свое время принесло ему немало пользы. Физические упражнения, в которых развивались гибкость, проворство и сила юноши, скачка через препятствия… Все это готовило его к дальнейшей взрослой жизни - рыцарским турнирам и сражениям.
Свое боевое крещение графский сын получил в 19 лет, когда ему пришлось защищать деревню от набега разбойников. Отделался легким порезом, благо верные рыцари отца вовремя пришли на помощь сыну свого господина.
Когда ему минул двадцать один год, Рейнхольд на торжественной церемонии был посвящен в рыцари самим королем Ангреностом. Вскоре отец дал ему титул виконта, предоставив во владение сыну один из своих замков с землями. Юноша же стал заниматься тем, что принимал участие в различных рыцарских турнирах, надеясь одержать в них свою первую победу. Конечно, до триумфа ему было далеко - молодой и самонадеянный юноша никак не мог соперничать на равных с опытными, побывавшими не в одном кровавом бою воинами, и все же для своего возраста юный фон Лефлер показал себя вполне достойно.
Не успело пройти и полугода, как ему вместе с отцом пришлось участвовать в карательных походах против отдельных, излишне своевольных мятежных феодалов. Впоследствии граф-отец, заметив у сына полководческий талант и подождав, покуда молодой виконт приобретет немного опыта, стал посылать его одного во главе отрядов из Китри, тем паче, что Гастон ввиду своей старости и болезней уже не чувствовал в себе достаточно сил для военных походов, больше внимания уделяя управлению своими владениями. Не прошло и трех месяцев, как юноша уже успел отличиться – вместе со своими рыцарями помог Ангреносту присоединить к королевскому домену герцогство Аберонское.
Через год молодой полководец, приобретший известность среди броддрингской знати, был обручен – по воле отца и с согласия матери - с дочерью графа Мелиана, леди Аделиндой. По прошествии месяца состоялась пышная свадьба. Разумеется, то был исключительно политический союз двух благородных семей, а вовсе не брак по любви. Впрочем, в красоте невесты усомниться было трудно…
Как-то раз, патрулируя окрестности графства, юноша напал на след отряда кочевников из пустыни Хадарак, часто совершавших набеги на восточные рубежи Броддринга. Отягощенные добычей и пленниками, продвигались они существенно медленнее обычного, что и позволило Рейнхольду догнать номадов и навязать им бой. Ввиду юношеской самонадеянности и отсутствия опыта борьбы с кочевыми племенами виконт потерпел неудачу, был ранен стрелой и вынужден отступить – к его счастью, смуглые дикари не стали его преследовать, предпочтя вернуться к награбленной добычи.
Через 13 месяцев зять Рейнхольда скончался, и графство Мелиан перешло к молодому фон Лефлеру. В дальнейшем по причине отсутствия военных кампаний молодой аристократ продолжил очищение сперва своих земель, а затем и земель соседей от всевозможной мерзости в лице банд разбойников, мародеров и раубриттеров. Беседовал с людьми, имевшими опыт общения с кочевниками, и прочел все, что было написано об оных в книгах.
В двадцать четыре года вельможа сумел выиграть свой первый турнир: было это в Илирии, на глазах у самого венценосца и несчитанного числа менее родовитых зрителей.
Спустя год, когда умер и его отец, Рейнхольд стал новым графом Китри и Фюрноста, объединив, таким образом, под своей властью три обширных владения. Надо сказать, что к этому времени многие представители центрально-алагезийской знати были недовольны правителем Броддринга, опасаясь за свои привилегии и земли. Назревал крупный мятеж под предводительством младшего брата монарха, Вильгельма Лангфельда. И в этой сумятице Рейнхольд твердо встал на сторону законного государя, Ангреноста. Поддержка венценосца крупнейшим феодалом Юга поколебала решимость многих высокородных аристократов, что уже готовились присоединиться к мятежу. Одно дело – когда почти все лорды выступают против короля, и совсем другое - когда силы являются примерно равными, и назревает долгая, кровавая гражданская война… Пока же сии пэры находились в сомнениях, Ангреност, Рейнхольд и другие верные короне дворяне совместными действиями своих войск сумели подавить восстание, поднятое наиболее решительными и воинственными из недовольных феодалов. После этого, в награду за свою верность и военные заслуги Рейнхольд фон Лефлер был назначен королем на должность коннетабля, главнокомандующего страны.
Почти сразу же после вступления в новую должность граф начал проводить военные реформы, направленные на повышение боеспособности армии. Три года коннетабль с позволения короля занимался усовершенствованием организации вооруженных сил Броддринга, стараясь избавиться от главного их недостатка - недисциплинированности и неспособности различных родов войск к взаимодействию друг с другом. По завершении реформ вельможа решил опробовать силу новой армии королевства, затеяв военную кампанию против кочевников Хадарака. Тщательно к ней подготовившись, Рейнхольд стремительным маршем достиг полупустынь, где обитали смуглолицые, разгромил их войска в нескольких сражениях и пожег кочевья, оттеснив кочевые народы от границ своей державы и заставив их признать себя вассалами Лангфельдов.
Довольный результатом, он перебросил войска на север, где племена ургалов терроризировало примыкавшие к Спайну селения. Фон Лефлер подготовил рогатым монстрам ловушку, и, когда их отряды явились в очередную деревню, чтобы усыпать ее трупами мирных жителей, то, наткнувшись на значительно превосходящие числом силы врага, были окружены и перебиты.
Наступившее вслед за этим затишье позволило Рейнхольду сосредоточиться на управлении собственным графством. Регулировка размеров пошлин и налогов, увеличение экспортных поставок древесины и зерна в более бедные регионы королевства, а также покровительственное отношение к торговцам способствовали тому, что его домен благоденствовал.
Однако же продолжительное отсутствие при королевском дворе не пошло на пользу карьере графа. Новые королевские фавориты не стесняясь плели против него интриги, способствовав тому, что сеньор Китри вскоре впал в немилость к монарху, ревновавшему аристократа к его славе, вынужден был отныне избегать посещения столицы и даже чуть было не лишился звания коннетабля.
Судьба, однако, не желала щадить фон Лефлера: в тот же год тяжелая болезнь отправила в мир иной его супругу. Мужчина хотя и не испытывал особой симпатии к обладавшей дурным нравом жене, тем не менее, был опечален ее смертью.
Но подлинная, величайшая трагедия в его жизни произошла три года спустя. Когда какой-то выскочка – Всадник по имени Гальбаторикс – овладел Илирией, без всякого стеснения зарубив монарха и объявив себя новым государем. Все это произошло настолько быстро и неожиданно, что вельможа – не ведавший, как бороться со столь могущественным Всадником - не успел ничего предпринять прежде, чем его любимая страна оказалась погублена и превращена в средоточие жестокости, коррупции, несправедливости и зла. С глубокой печалью на лице слушая ежедневные доклады о том, что очередной город или феодал из страха или жажды наживы перешел на сторону Императора, Вельможа был потрясен до глубины души, когда узнал, что даже жители принадлежавшего ему Мелиана, в чьей верности он ранее не сомневался, вышвырнули графский гарнизон из города, добровольно признав власть цареубийцы, а значит, посчитав какого-то сумасшедшего лучшим для себя правителем, нежели супруг их покойной госпожи.
Что ему было делать такой ситуации? Идти на поклон к узурпатору коннетабль не имел ни малейшего желания, скорее предпочел бы свершить самоубийство. Но и сражаться с Гальбаториксом в одиночку казалось ему затеей бессмысленной, безнадежной… Казалось до тех пор, пока одной холодной ночью в его замок не пожаловала таинственная гостья.

9. Сторона борьбы
Юг (будущая Сурда)

10. Способности, навыки
Выдающийся полководец, талантливый тактик и стратег. Неплохой управитель для своих земель, но не более того. Неважный политик. Великолепный наездник на лошади. Превосходно владеет мечом как в пешем, так и конном бою, виртуозно управляется с кавалерийским копьем. Умеет стрелять из лука, впрочем, особых успехов на оном поприще не достиг и луком пользуется в основном лишь на охоте. Обучен грамоте, отлично знает придворный этикет и, как добропорядочный аристократ, обладает навыками в области придворных танцев, а именно – паваны и гальярды. Умеет плавать и играть в шахматы. Магией не владеет ввиду отсутствия как соответствующих способностей, так и желания ей учиться, однако же мысли свои защитить способен – благо, при графском дворе было достаточно искусных магов, которым хватало мастерства обучить его сему умению.

11. Инвентарь, собственность
Личный фьеф с городами Китри и Фюрност, а также землями, к ним прилегающими, включая поля, леса, луга и водоемы.
Согласно старой дворянской традиции почти никогда не расстается со своим мечом-бастардом: длиною в 110 см, меч сей снабжен развитым полузакрытым эфесом для защиты кисти руки. Был выкован на заказ одним из лучших оружейников Броддринга ко дню посвящения Рейнхольда в рыцари. Кроме него экс-коннетабль обычно имеет при себе лишь мошну с кронами и кинжал - квилон.

12. Спутники, питомцы
Питомцы? Кони различных мастей и пород на все случаи жизни, включая войну, рыцарские турниры, охоту, конные прогулки и длительные путешествия. Спутники? Личная охрана, разве что.

13. Пробный пост
...


1. Связь

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.


2. Разрешаете ли Вы использовать Вашего персонажа в случае Вашего ухода/исчезновения, с сохранением Ваших авторских прав?
Не собираюсь я отсюда уходить\исчезать.

3. Откуда Вы узнали о нас?
От верб... Кошки-оборотня.

4. Посещаемость
Ежедневная.

5. Читали правила?
Естественно. И, как мне кажется, пора уже придумать новый ключ на замену "эльфийскому лучнику".

6. Погладили монстрика RPG TOP?
Разумеется.

0

2

Принят без пробного поста (начиталась уже)  :D

Рейнхольд написал(а):

Естественно. И, как мне кажется, пора уже придумать новый ключ на замену "эльфийскому лучнику".

Вредный ты) Меняй)

0

3

Эйверин написал(а):

Вредный ты) Меняй)

Поменял) Отныне ключ более соответствует названию ролевой)

0


Вы здесь » Алагейзия: расцвет Империи » Книга Судеб » Последний коннетабль Броддринга


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC