Алагейзия: расцвет Империи

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Алагейзия: расцвет Империи » Сурда » Замок Кастельмор


Замок Кастельмор

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

https://pp.vk.me/c625719/v625719547/7633/x5Z1DEwuOYE.jpg

Родовое имение графов Фенмарка на юге графства, в двух-трёх часах пути от Эроуза.

0

2

Энрок

Они добрались до цели. Добрались без особых проблем и приключений. Опасения на счет Юга, кажется, были напрасными ибо все что видели Вольные клинки, пролетая над благодатной южной землей, не вызывало опасений и не являлось неизменным признаком кровавой и жестокой войны. Не было ни пожарищ, ни черных лент дыма, ни разоренных поселений и выжженных земель. Все что видели Вольные клинки, направляясь к Эроузу, а точнее к поместьям в его окрестностях - это земли богатые и благодатные. Как видно молот войны не коснулся ее... пока не коснулся. Оставалось лишь надеяться, что Юг не сдался Гальбаториксу и проклятым добровольно, но в эту глупость Эсмарил отказывался верить. Он знал, твердо знал и искренне верил что южане не покорились узурпатору, не сдались, но затаились, чтобы потом вырвать ему горло. Эсмарил знал южан - они не трусы и тем более не предатели.
Но не будем о грустном. Знаете как приятно было увидеть череду виноградников и услышать недовольный гул моря? О! Это чувство нельзя передать словами. Эсмарил любил фенмаркские виноградники не меньше чем местное вино, а море... море он полюбил давно и любовь эта прочно укоренилась в его сердце. Даже родной Дю Вельденварден не вызывал в Эсме столько эмоций, сколько их вызывали валы беспощадного шторма и буйство стихии, сколько вызывали их и сине-зеленые изгибы волн лижущие обрывистый берег иль песок пляжа. Вренгард... Эсмарил скучал по Вренгарду, а надел его друга графа Фенмарка был настоящей отдушиной. Пускай земли Фенмарка были ни капли не похожи на некогда прекрасный и величественный город Дору-Ариба, но зато здесь было море... не такое грозное и беспощадное, но все же море.
Их ждали, потому никого не удивил и не напугал целый отряд шуртугалов, да и звонкое пение рога Дома Ан`Инарил ясно дал понять что это не враги. Пение эльфийского рожка здесь слышали отнюдь не в первый раз. Им позволили поочередно приземлиться во дворе, однако внутрь фамильного поместья Кастельморов никто из Вольных клинков не торопился. Эсмарил молчал, он терпеливо ждал хозяина сих владений. Эльф, сложив руки на груди, думал, думал о чем-то своем (в том числе и о выходке Медарис и Мирмиэли, увязавшихся за ними). Его, честно говоря, всегда охватывало некоторое волнение перед встречей с Арионом. Проблема заключалось в том что Арион, будучи человеком, как и всякий человек рос, мужал, а потом и старел. Встречи после длительной разлуки неизбежно несли ряд сюрпризов и изменений как в облике графа, так и в его жизни, на кою было отпущено ничтожно мало по эльфийским меркам.
Впрочем, на этот раз несколько сюрпризов приберег и Эсмарил. Пальцы эльфа повели по загадочному свертку, который остроухий держал в руках. За время полета он успел как следует подумать о судьбе прекрасного синего клинка под именем Рен, однако Всадник решил посоветоваться с Далатаром. Он послал чешуйчатому образ видение, в котором он передает меч назначенный принцессе людей в руки Ариону, а после добавил следующий аргумент:
Если нам предстоит война с Гальбаториксом, то пускай уж лучше Рен окажется в руках воина, а не девы, коей даже не придется марать белые ручки лично. Тогда меч будет не просто знаком добрых намерений и доказательством наших навыков, но и пользу общему делу принесет...
Эсмарил не знал как отнесутся к такому подарку другие Вольные, но в рукаве у него был еще один аргумент - именно он забрал Рен у их павшего товарища и он имел право распоряжаться мечом, однако эльф искренне надеялся что соратники одобрят его решение.
- Миам, - тихо позвал он кошку, глядя на нее из-под полуопущенных ресниц, - Ты так и не рассказала о своем сне. Это было... было что-то дурное? Нам угрожает опасность? - осведомился Всадник, проведя рукой по шраму. Да, теперь не только ему грозит смущаться внешних перемен старого товарища, но и самому доставить такое сомнительное удовольствие Ариону. Шрам на щеке пока не болел - это радовало.
Во дворе вдруг показалась хрупкая фигурка эльфа - это был сородич Эсмарила, один из потомков побочной ветви его Дома и гонец, посланный лордом с целью уведомить графа Фенмарка о визите остроухого приятеля. С гонцом было и ложное письмо, посланное для отвода глаз. Истинную причину приезда гонец должен был поведать графу лично, он должен был передать воспоминание. Они обменялись приветствиями и лорд облегченно вздохнул. Все складывалось самым лучшим для него образом.

Отредактировано Эсмарил (2014-11-08 20:48:56)

+3

3

Энорок
Ан приземлился вслед за Эсмом. Полёт прошёл превосходно, лицо эльфа сияло от счастья. Полностью протрезвев, он чувствовал себя прекрасно.  Старые шрамы его больше не беспокоили. За несколько дней полёта практически в полной тишине, Ан отдохнул от своих спутников, даже немного соскучился по ругани Алантэ.  Эльф наконец то смог избавиться от верёвки, связывающей его с седлом, чему был несказанно рад. Хотя пару раз привязь всё-таки пригодилась ему, спасая от падения и очередного конфуза перед всем отрядом. Мысли о том, что Ксайна может не успеть подхватить его даже не посещали Ана. Правда, разорванные сапоги эльф так и не успел поменять и это снова ставило его в не совсем удобное положение.
Всё что Ан знал о цели их визита так это то, что здешний аристократ старый друг Эсма. Ну и то, что  отряд Вольных клинков сейчас нуждается в любой помощи. Ан был здесь впервые. И пейзаж вокруг сильно порадовал эльфа: море, переливающееся сотней оттенков, чистое небо, виноградники вокруг замка. Всё это немного напомнило о доме. В добавок ко всему затрубил рог Дома Ан`Инарил. Последний раз Ан слышал его вовремя битвы за  Дору-Ариба. Тогда от этого звука вскипала кровь и прибавлялись силы, а сейчас он вызывал не самые уместные воспоминания о прошлом и вносил сумятицу в мысли. Да и зачем он вспоминает спокойные времена, которые они с братом, не задумываясь, променяли на свободу.
- После долгого похмелья тебя всегда терзает совесть, не накручивай себя и не думай о всякой чуши, потом самому будет стыдно.- произнесла Ксайна в разуме Всадника. Её голос звучал тепло и немного снисходительно. Драконица не испытывала угрызений совести за убийства, которые они совершили. Да и самого Всадника на самом деле беспокоило совсем не это, Ан опять вспомнил об Эйлит и об их расставании. Порой драконы  знают своих Всадников гораздо лучше их самих. Ан только улыбнулся Ксайне, она вновь была права.
Вроде бы Ан вспомнил, что брат говорил, что хочет подарить один из клинков, оставшихся после битвы за Дору-Ариба своему старому другу.
- Пусть поступает как хочет - это всё равно лучше, чем менять сокровища на еду - подумал эльф.
-  Угу, сам то ты два носишь и ничего - ехидно добавил голос Ксайны в его разуме.
- И пусть  причины этого останутся нашей с тобой тайной, - покраснев, ответил Эльф.
- Неужели так сильно нравится меч Эйлит, что ты везде его с собой таскаешь? Хотя магией кидаться ты любишь куда больше, - не унималась Ксайна. Драконица ревновала своего Всадника к каждой юбке, что уж говорить об Эйлит, о которой Ан постоянно думал. Эльфу оставалось только смириться с это чертой Ксайненого характера. Хотя чего удивляться, если эльф был готов бросится с мечом на любого дракона, который решит подойти слишком близко к его дракоше. И это несмотря на то, что вид стоял почти на гране вымирания. Небольшой спор прервался когда появился гонец. И судя по лицу Эсма, знак этот был хорошим.

Отредактировано Ан (2014-11-11 22:10:32)

+2

4

Энрок <===

Южное тепло после холода Беорских гор было очень даже приятно - особенно, в полёте. Ящер, лавируя в тёплых потоках воздуха, даже и забыл, что у него на спине два седока - Эсмарил и кошка-оборотень, которые с ним из самого Энрока, настолько Дала захватывал сам полёт. Да, крылатые существа определённо самые счастливые: они наделены безграничной свободой, которая даже и не снилась бескрылым. Пожалуй, чувства, одолевающие Далатара, не в состоянии по-настоящему ощутить даже любимый Всадник, что является частичкой драконьей души. Только летящий, только тот, кто контролирует полёт, может понять это...
Но, увы, полёт длился не так долго, как этого хотелось бы Дракону - вскоре пришлось снижаться к замку, который и был целью полёта отряда. Описав над имением круг, ящер ещё, до кучи, и взревел - не только же эльфийскому рожку тут петь! А далее ящер уже нехотя пошёл на посадку, которую пришлось совершать крайне аккуратно, ибо и место малознакомое, и пространства, дабы развернуться, катастрофически мало для такой пташки, как Далатар.
-Как же люди живут так? Бьются головой о потолок - и рады...
Золотистый, раздражённо фыркнув, сложил крылья и отошёл в сторону, освобождая остальным ящером место для посадки. Тут-то в голове Дракона и промелькнули "послания" от Всадника, которые как-то, ну, ни разу не понравились... Конечно, союзники - дело хорошее и всё прочее, но так разбрасываться артефактами было непозволительно, что ящер и дал понять своему остроухому в ответной мысленной волне.
-Меч - Всадника. Я не считаю это хорошей идеей. Обладатель Рена никогда не был нам врагом, не пал от наших рук и когтей: уважить его всё-таки надо. Уже то, что он пал за наше общее дело достойно уважения. Даже враг-собрат после Дору-Абриба достоин чести... Сомневаюсь, что всем им было бы приятно, окажись их оружие у человека, пусть и самого достойного. - ящер в этом вопросе был категоричен. Против и всё тут! -Предоставление права южанам пройти запечатление с нашими птенцами, если таковое всё же состоится - уже, на мой взгляд, огромная честь и "знак добрых намерений, и доказательство наших навыков, но и польза общему делу". - в последнем Дракон даже скопировал интонацию Всадника, после чего примиряюще заурчал, но тихо - чтоб лишь Эсмарил слышал:-Это моё мнение. Как того, кому неприятна даже сама мысль, что твоим мечом посмеет кто-то воспользоваться, кроме самого тебя.
Далее, когда Всадник с ящером несколько поуспокоились с этим сапфировым мечом, Далатар заинтересовался разговором Эсмарила и Миам, из-за чего переключил всё своё внимание именно на них, склонив голову над этой парочкой - и их видно, и, по-прежнему, всё площадку. -После появления Гальбаторикса она всегда нам угрожает. - сухо, без какого-либо страха, добавил золотистый по закрытому каналу остроухому. Уже надоело бояться и волноваться из-за содеянного - сил попросту не было.
-Да... Нервничали знатно. Но не теперь.
Прибывшего гонца ящер встретил лишь любопытным взглядом - не хотелось более трубить во всё глотку и пугать местных, которым, пожалуй, подобное в некотором смысле в диковинку. Уж лучше слабым мысленным потоком, даже не посягая на, так сказать, личные мыслишки гонца, ибо "моё сознание - моя обитель". А это - свято.

+2

5

==>Энрок>

Один пейзаж сменялся другим, воздух и ветер постепенно теплели, но все равно были холодны из-за высоты. И хотя Дани уже не в первый раз видел эти пейзажи, они, он был уверен, никогда не смогут ему надоесть. Мир, с высоты драконьего полета выглядел гораздо безобиднее, спокойнее и беззаботнее, нежели это было на земле. В небесах проблемы казались Дану не такими страшными, и только там, наверху, он острее ощущал собственную свободу. Всадник уже давным-давно не представлял своей жизни, коя текла бы не встреть он Гарсива. Не хотел представлять и даже ни разу не задумывался об этом. Ну разве что разок, в ученичестве еще. Да и какой в этом смысл? Не будь с ним дракона, Даниэль уже давно умер бы.
На горизонте начали вырисовываться очертания замка, а тени драконов уже скользили по появляющимся то тут то там виноградникам. И хоть полет был достаточно долгим, едва Гарсив опустился на двор, а Дани вылез из седла и ступил на землю, как ему уже захотелось обратно. Но обратно было нельзя, сейчас все Вольные Клинки ожидали встречи с фенмарским графом. Дан с ним знаком не был, но этот человек был другом Эсмарила, а это уже о многом говорило и немало значило.
Даниэль отошел поближе к краю посадочной площадки, дабы ненароком не угодить под приземляющихся драконов. Он с интересом осматривался, в странном не то ожидании, не то предвкушении действий. Мысленно болтал со своим драконом по закрытому каналу о чем-то своем и время от времени поглядывал на остальных Вольных. Вскоре со стороны поместья на площадь вышел какой-то эльф: гонец, по всей видимости. Они о чем-то побеседовали с Эсмарилом, а потом гонец удалился. Но ничего пока не произошло. Дан облокотился на лапу своего изумрудного ящера, он частенько так делал, в общем-то. И повернулся к остальным, чтобы не проворонить что-нибудь важное.

Отредактировано Даниэль (2014-11-11 16:57:18)

+1

6

Миам осматривала место, на которое они приземлились. Оно было похоже на то, из ее видения, но теперь всё было в разы яснее и четче. Пред ней предстал на удивление красивый пейзаж: большое сооружение на побережье, море, пока тихое и прозрачное, лишь изредка колыхающееся. Вдали виднелась панорама гор. Погода была солнечная. Миам вдохнула морской воздух и принялась что-то высматривать вдали. Добрались они без происшествий. Поначалу Миам, в отличие от Всадников. не привыкшей к полетам на такой высоте и скорости, было немного боязно, но потом это прошло.
Кошка вдруг почувствовала себя удрученно. Что она здесь делает? Зачем увязалась за Всадниками? Решение получилось каким-то спонтанным, и тогда, в Энроке, она не думала о том, что оно может оказаться неверным. Она понимала, что лишняя здесь,  но тем не менее не могла игнорировать видение на счет этой поездки, которое пришло во сне. С одной стороны, достаточно было просто сообщить Эсмарилу о том, что тревожит ее, но с другой - она бы все равно не успокоилась, оставшись дома. Ее видения всегда получались размытыми, но суть никогда не ускользала от Миам. Она видела себя около здания, смутно похожего на это, рядом с ней были Всадники. Все сходится. Еще ни разу ее сны не подводили Миам, а она старалась всегда слушаться их. Вот и сейчас она поступила правильно, так что будь, что будет. Кошка слегка успокоилась.
И тут как по магическому велению ее окликнул Эсмарил. Он спросил ее о том, что несколько секунд назад занимало мысли. Конечно, рано или поздно этот вопрос - вопрос о содержании ее видения - должен был прозвучать. Но она сама не понимала, как объяснить другим то, что видит в вещих снах. Это скорее не факты, а чувства, и по ним кошка определяет. Какая-то неведомая сила заставляет ее идти в места, находящихся во сне, она не может препятствовать этому, хотя и понимает, что когда-то всё может закончиться плачевно для нее. Но кошка не боялась этого, она всецело доверяла снам, и если ей суждено умереть когда-либо - ничего не поделаешь.
- Я...я не могу точно сказать содержание сна, всё было как-то размыто, но я видела Всадников, а еще замок, похожий на этот и себя. Там меня одолевало чувство некой тревоги. И с тех самых пор, как ко мне впервые пришло видение, я чувствала, что должна быть тут, - произнесла Миам.
После сказанных слов кошке почему-то резко стало легче. Она был добавила еще что-то, но тут увидела фигуру, приближающуюся к ним.

+2

7

===> Энрок
- Ты бы хоть крепче держалась... - уловила Лан мысли Арва, хоть за седло держалась уже одной рукой. Она настолько привыкла к его выкрутасам, что могла довольствоваться просто сидя в седле, крепко сжимая ногами, давая простор рукам. Разминая по очереди затекшие конечности, полукровка перестраивала свое зрение на взгляд дракона и осматривалась. Никаких подвохов  и близко не было. Пейзаж особо и не радовал пестротой. Что-то ей недоставало, не могло сменить, чутка подпорченное настроение. Возможно, следовало отправиться на охоту, нежели отсиживаться в крепости. И вот виднелся замок, но Всадница не снижалась, предпочитая оставаться под облаками, но это лишь временно. Ей нужно было убедиться, что все остальные прилетели столь долгий путь.
- Снежинка? - поинтересовался дракон, пытаясь уловить поток мыслей девушки. Но она не отозвалась, что-то ей казалось подозрительным.
- Ладно, снижаемся... Вроде бы все прилетели... - стоило ей это сказать, и белый ящер тут же "рухнул в штопор", прижимая крылья. Она лишь звонко смеялась, едва не вылетев из седла. И вот неожиданная посадка, которая ее маленько встряхнула. Тихо отсмеявшись, она осмотрелась и тут же притихла. Вновь нацепив маску холодности, она выскользнула из седла и чуть не охнула от затекших ног.
" Старею видать... Наверное нужно чаще куда-то выбираться... а не куковать... Еще немного и можно превращаться в труп..."
Арвард соответственно повернул морду и улыбнулся, ну конечно вряд ли кто-то мог признать его грозный оскал за улыбку. Отцепив меч от седла, она пристегнула его через грудную клетку, проверяя, чтобы рукоять была за плечом. Легонько похлопав ладошкой по плечу, она просто шагнула в сторону Дани. К ней уже привыкли, поэтому она спокойно могла перемещаться по площади. Однако после той страшной битвы больше не приближалась к Эсмарилу, старалась держаться на расстоянии. И при попытке эльфа приблизиться начинала если не шипеть, то отступать назад. На площади нарисовался эльф. Выгнув бровь, полукровка уже была готова к колкостям в ее адрес, но лишь тактично продолжала молчать, улавливая мысленный смешок своего дракона.
"Похоже, прошлое никогда меня не отпустит... Но может и отпустит... Когда придет время..."

Отредактировано Алантэ (2014-11-19 10:15:38)

+1

8

==>Энрок

По мере их продвижения менялась не только кучность облаков, но и ландшафт становился другим. Горы остались уже позади, и прятаться в тумане, который был там всегда, уже не было возможным. Так что, наивно было полагать что никто их не заметил. Это могло случится только в одном случае: если все будут настолько заняты своими мыслями, что не будут замечать дальше своего носа. Но тогда, никто бы из Вольных не стал бы настоящим Всадником.
Девушку поразили те места в которые Всадники летели. Но ещё больше Дару и Миэль поразило то буйство красок, которое присутствовало здесь. Куда бы они не посмотрели - везде было много зелени, которая смешивалась с другими яркими цветами. Но самое главное, здесь не было видно тёмных пятен, которые оставляли за собой солдаты армии Гальбаторикса. Дара, конечно, знала об этом лишь из рассказов Далатара и Эсмарила, и меньше всего она хотела бы увидеть такой пейзаж в живую. Особенно в таком месте. А ещё Дара увидела море. Ветер был сегодня спокоен, и море безмолвно и лениво облизывало берег, словно делая ему какое-то одолжение. В свете солнца девушке казалось, что оно было ярко-голубым с золотым отливом. Этот пейзаж предавал ощущение, что через несколько секунд волны разойдутся, и на месте ярко-золотой полосы солнца покажется огромный замок подводного короля, сотканный из всевозможных драгоценных камней. Или, например, это могла быть лестница, ведущая в подводное царство. Туда могут зайти все, но выйти оттуда может только тот, кто чист сердцем и благороден. Можно было бы придумать ещё много чего. Однако на одном море фантазия девушки не ограничилась. Она была в Сурде первый раз и её впечатлило буквально всё, что здесь есть. Как в принципе и Миэль тоже. Драконица вела себя так, будто и представить себе не могла, что оказывается за пределами гор есть и другой мир. Хотя, конечно, она это прекрасно знала. Но когда видишь только горы и ничего кроме гор, иногда начинаешь про это забывать. Миэль и Дара уже не прятались. С одной стороны, прятаться уже было негде, с другой стороны - не было смысла, рано или поздно им бы всё равно пришлось спуститься и тогда бы их заметили, ведь вечно находиться в воздухе не может ни дракон, ни тем более Всадник. Дара и Миэль увидели, как Всадники начали спускаться возле какого-то замка. Значит, сейчас им придётся лететь туда же.
"Ну что ж. Выбора у нас большого нет?" - Миэль всю дорогу, подавляя свой собственный интерес, всё-таки пыталась отговорить Дару лететь за остальными. Однако делала она это сама не с большим энтузиазмом, да и Дара бы в любом случае не отказалась от своего решения.
"Если у нас и был выбор, то мы его уже лишились."
Красная драконица немного, словно сомневаясь, лавировала в воздухе. Однако, словно всё-таки набравшись смелости, она подлетела к замку и начала снижение. Возле замка было уже много Всадников. Дару охватило волнение, которое сразу же отразилась на её лице. Девушка прекрасно знала, что ей могут сейчас сказать, и попыталась к этому приготовиться. Пытаясь себя приободрить, готовясь к выговору, Дара не заметила, как Миэль приземлилась на площадку. Тяжело вздохнув, девушка начала слезать с драконицы. Оказавшись на твёрдой поверхности, она вроде бы почувствовала в себе каплю уверенности. Но оно быстро было поглощено новой волной волнения. Правда это были уже чувства Миэль. Как бы она не пыталась показать как она спокойна, драконица тоже была не в себе.

Отредактировано Медарис (2014-11-13 00:55:29)

+1

9

«Горы-горы… повсюду горы» - недовольно пробурчал про себя ящер, ловко переплывая с одного воздушного потока на другой, лавируя в воздушном пространстве, минуя наиболее высокие горные склоны и в общем-то молча следуя за кривым клином из разноцветных драконов, блеск чьей чешуи неприятно бил по янтарно-алым глазам. Самого Гарсива природа не наделила столь ярким окрасом – бледно-зеленая, немного мутноватая чешуя почти не блестела, лишь слабо, редко сверкала наиболее «сочными» чешуйками при прямом попадании редких, рассеянных лучей солнца. Пожалуй, единственное, что воистину неистово сияло на поджаром теле, так это ряд ровных шипов и загнутые подобно орлиным когти. Этот болезненный для очей блеск был последним, что узрела наставница Гарсива – Келсинель.

Время от времени дракон сам не замечал, как начинал снижаться, повинуясь попутному ветру, натягивающему плотные перепонки величественных крыльев, и только когда всадник едва ощутимо касался сознания ящера - зеленый исполин делал мощный взмах, поднимаясь на прежнюю высоту и вглядываясь в спины отдалившихся за это время товарищей. Интерес к окружающей среде вернулся лишь тогда, когда в грудь дракона ударил горячий поток южного ветра, а под лапами распростерлись пышные виноградники. Слизистую носа же противно защекотал морской бриз, из-за чего сын Литниэль неистово мотнул мощной головой, словно старался отогнать назойливую мушку и громко фыркнул, выдувая из ноздрей клубы черного дыма.

Наконец, впереди показалось массивное строение – замок Кастельмор, вымощенный из потрепанного временем камня песочного цвета. Кое-где по стенам упорно ползи почти голые, иссохшие ветви неизвестного дракону растения, а в тени и у основания крепости драконий глаз заметил сочно-зеленые комки мха. На одной из башен гадко поскрипывал ржавый флигель, а теплый ветер игрался с родовыми знаменами на стенах.

«Добро пожаловать на юг…пф!» - сказать, что Гарсив не очень-то любил такие места, означало, не сказать ровным счетом ничего. Дракон вообще не был в восторге от всей этой политической бурды и наглядно вежливых разговоров в таких вот напыщенно-богатых местах. Ящер вообще не видел во всем этом смысла, а если и видел, то игнорировал, будучи полностью погребенным под горой собственных нужд, недовольств и желания абсолютно ничего не делать.

Снижаться дракон стал плавно, словно боялся, что находящийся в прострации после полета Даниэль попросту вылетит из седла, заложи зеленый ящер резкий вираж. Уже у площадки, на которой толпились другие члены отряда, сын Литниэль выставил вперед мощные лапы, тяжело и шумно приземляясь и по инерции делая несколько рывков вперед, оставляя на каменной поверхности глубокие борозды от своих когтей. Гарсив отряхнулся, игнорируя тот факт, что наездник всё еще находится в седле, и неплохо так встряхнул Даниэля вместе с взметнувшимся ввысь клубом забившейся под чешуйки пыли.

«Напомни мне, что мы тут забыли?» - недовольные мысли небесного гиганта ворвались в сознание мужчины, стоило тому покинуть седло. Сам дракон отошел чуть в сторону, садясь по-собачьи и смотря сверху-вниз на прислонившегося к мощной лапе брюнета. Но не успел ящер толком начать возмущаться и даже попугивать местных стражников, как совсем рядом, едва заметно сжавшись в напряженный комок, приземлилась рубиновая драконица.

«Так-так-так! Ты только посмотри на это, Дани! Если мне не изменяет память, то их тут быть не должно? Разве нет?» - гигант тяжело фыркнул, из-под прищура следя за юными учениками, Бог знает, что забывшими на стенах этого замка.

+2

10

В этот довольно солнечный день Арион вместе со своим младшим братом - сиром Герионом, и двумя аристократами, неоднократно уже проявившими свою доблесть и преданность в бою, пребывал в малой гостиной замка. Граф отдавал последние распоряжения насчёт перемещения войска Фенмарка к Китри, руководить коим было поручено вышеупомянутым лордам и Гериону. Едва получив письмо Рейнхольда, де Кастельмор занялся мобилизацией сил графства - момент, которого ждали оставшиеся верными короне дворяне, настал, пришло время дать отпор узурпатору-цареубийце. Фон Лефлер, с которым Арион познакомился ещё на службе в Иллирии, прислал весть, дающую надежду — принцесса Марельда, законная наследница трона, жива и находится в Абероне под его защитой, куда он и приглашал графа для обсуждения их дальнейших действий и свержения обезумевшего Всадника.
Тем более радостным в данных обстоятельствах оказалось послание от другого старого друга — Всадника Эсмарила. В письме эльф сообщал, что благополучно пережил резню в Дору Ариба и желал бы нанести визит в поместье Кастельморов, дабы вот уже в который раз повидать давнего товарища, отведать Фенмаркских вин и отдохнуть на тёплых южных берегах. На словах же, посланный им гонец поведал истинную суть визита Эсма — из различных слухов Всадник узнал, что наследница Ангреноста жива и просил помочь организовать встречу с ней для заключения возможного союза с его отрядом. Целый отряд Всадников был бы как нельзя кстати в грядущей войне, и потому лорд Эроуза не сомневался, что с этим не будет особых проблем.
К полудню дворяне услышали пение эльфийского рога, возвещавшего о прибытии отряда, к которому, собственно говоря, в замке уже всё было готово. Граф заранее распорядился подготовить небольшой пир для встречи гостей, дабы обсудить все детали и на следующий день двинуться в Аберон вместе с отрядом. В сопровождении своего брата, Арион лично спустился во внутренний двор замка, желая скорее встретиться с другом, которого не видел вот уже более двух лет. Графу было привычно общение с эльфами, как ни странно, нередко бывавшими в Фенмарке, однако не слишком-то частые встречи с Эсмарилом всегда несли с собой что-то из ряда вон выходящее, и, как правило, заканчивались потреблением не малого количества лучших вин Эроуза из хранилищ замка. Нет, граф не был склонен к пьянству, но это было для них, наверное, чем-то вроде традиции. Ведь само знакомство с эльфом, начавшееся с глупой ссоры, а в ту пору юный тогда ещё виконт был крайне несдержан и в каждом косом взгляде в свою сторону видел личное оскорбление, закончилось совместным спасением небольшой деревушки от банды разбойников и шумным «банкетом» в таверне.
Итак, братья де Кастельморы спустились во двор, куда постепенно приземлялись драконы и их Всадники. Когда все были уже на земле, граф произнёс общее приветсвтие на Древнем языке и в соответствии с традициями, после чего двинулся навстречу предводителю отряда. Старый друг почти не изменился, что и не удивительно как для эльфа, так и для Всадника, а ведь он являлся и тем и другим, лишь новый шрам «красовался» на лице Эсмарила, что несколько удивляло графа, и он решил позже непременно поинтересоваться, кем оставлено сие «украшение».
- Приветствую,  друг мой. Искренне рад видеть тебя живым и почти невредимым после всех этих событий последних месяцев. Нам определённо о многом нужно переговорить. — Арион свободно владел Древним языком, и потому в общении с эльфами не задумываясь предпочитал использовать именно его. - Впрочем, думаю все вы несколько устали с дороги, и потому предлагаю проследовать к столу в садах на заднем дворе замка. — вряд ли даже самый большой зал в поместье мог вместить драконов таких размеров, да ещё и нескольких, и потому было решено провести встречу именно в садах, благо погода стояла тёплая и солнечная.

+2

11

Слова дракона заставили Всадника все же одуматься и клинок вернулся на уже привычное ему место, однако остроухий не упустил момента высказаться по этому поводу:
Я бы ни капельки не сожалел о том, что мой меч снова отправиться в бой, пускай и не в моих руках, - Эсмарил сглотнул, ощущая странное свербящее чувство пустоты в своей душе, и грустно улыбнулся, - Посмотри на него и на меня. Я такой же, как и этот клинок. Я - оружие, но только более совершенное. Оружие одаренное  волей, разумом и намеком на живые чувства. Будучи оружием не хотел бы я пылиться и скучать в своих ножнах, когда в Алагейзии есть еще дурные головушки, прочно сидящие на плечах слишком уж деятельных засранцев... Ты ведь не хотел бы, чтобы я остаток своей жизни скучал в трактирах и борделях, напиваясь до полусмерти? Думаю, и клинку не положено валяться в оружейных...Но, да будет по-твоему.
Больше эльф ничего не сказал дракону, но как только он успокоился, не замедлил легко коснуться огонька души Далатара, означая этим свою просьбу простить его за столь резкие высказывания. Далее внимание молодого лорда переключилось на Миам, которую он выслушал, а потом тяжело вздохнул. Нет, он был не силен в пророчествах, предсказаниях и им подобных штуковинах. Он был вынужден с этим смириться и полностью довериться кошке, как-никак она всю жизнь с этим живет и куда лучше смыслит в прихотях и хитросплетениях судеб - этого у Гуляющей во Снах не отнять. С провидцами вообще трудно спорить. Не оставляет чувство того, что они всегда знают чуть больше чем ты и твой дракон вместе взятые, а чувство это весьма веский аргумент.
- Только ничего не бойся, - Эсм улыбнулся опять, но на этот раз куда более искренне, а еще осторожно коснулся запястья девушки, пытаясь успокоить ее этим легким и ненавязчивым прикосновением, - Какие бы ловушки нам не приготовила Вирда, какие бы опастности нас не ждали впереди - сдаваться без боя я не намерен. И тех, кто дорог мне я в обиду не дам, так что этому поганцу Гальбаториксу лучше спрятаться в самую глубокую нору и не казать от туда носа, - последнее было сказано уже не только Миам, но и Далатару, который соизволил принять частичное участие в беседе.
Верно, друг мой, не нам стоит его бояться, а ему нас, - усмехнулся Эсмарил, мысленно "рисуя" дракону презабавнейшую картину с участием Гальбаторикса, яблок и парочки драконов, что так и горят желанием запечь мятежного шуртугала как поросенка с яблочком во рту.
- А вот и птенчики, - хмыкнул командир Вольных, наблюдая как приземляются вслед за остальными Медарис и Мирмиэль. Проступок их вызывал у Эсмарила довольно смешанные чувства. С одной стороны его это жутко злило, ибо он терпеть не мог ослушания, а с другой... с другой его оно даже забавило. С наказанием Эсм решил повременить, хотя и понимал что оно просто необходимо в воспитательных целях. Разум эльфа стрелой устремился к душам юной Всадницы и молоденькой драконицы. Он вежливо коснулся их, прося дозволения "пройти", а потом заявил:
Весьма умно было скрываться за облаками. Вы большие умнички, но с наказанием мы разберемся чуть позже, а пока, прошу, будьте осторожны и следите за тем что говорите вы и за тем о чем говорят окружающие. Запоминайте слова и фразы, что покажутся вам хоть капельку полезными и занимательными, а еще, Медарис, пересчитай окна и знамена что увидишь во время пребывания здесь.
Выдав ученицам вполне себе простенькое задание на память и внимательность, Всадник быстро осмотрел своих спутников и, не заметив ничего непристойного облегченно вздохнул. Все шло как надо, по плану, заранее составленному в златовласой голове и это не могло не радовать, хотя и общая ситуация, сложившаяся в Алагейзии, ну как-то совсем не вызывала приступов неописуемого счастья и восторга, но это пока подождет. Сейчас надо радоваться и таким маленьким удачам. Вообще надо радоваться любым удачам и успехам, а там и до больших недалеко будет. Кажется, это называется мыслить позитивно...
Наконец появился и сам хозяин сих владений. Эсмарил в очередной раз улыбнулся, чувствуя легкое жжение у скулы. С некоторым болезненным любопытством эльф принялся изучать обличье старинного друга, не забывая конечно же между делом здороваться и с ним и с еще одним господином, имени коего остроухий не знал, хотя и начинал подозревать что это брат Ариона - Герион, кажется. Особенных изменений в облике старинного друга эльф, к добру или к худу, не обнаружил, всего-то несколько новых морщинок, но куда забавнее было сравнить меж собой братьев Кастельморов - это, кажется, стало превращаться в новую и весьма забавную для остроухого игру. Он едва сдержал смешок, подсчитывая и сравнивая меж собой общее количество схожих и различных черт, присущих объектам изучения.
- Взаимно, друг мой, - кратко ответил эльф, лучезарно улыбаясь. Даже уродливый рубец и боль, связанная с ним, не могли удержать Эсма от столь простого, но подлинного проявления эмоций, - Рад видеть тебя живым и непокоренным. Не смею отказать, дружище, ни тебе, ни себе в отдыхе и теплой дружеской беседе за бокалом красного фенмаркского.
Не сказать что и Эсмарил уж слишком часто и злостно злоупотреблял вином, но да... в данном случае это была хорошая традиция, которой брезговать было бы проявлением непозволительной глупости и грубости.
- Только прошу, - Эсм весело фыркнул, украдкой глянув в сторону Медарис, - Не угощать то юное рыжеволосое чудо шедеврами виноделия, не гоже ученикам выпивать. И ради всех ваших людских богов и святых настоятельно не рекомендую допускать и уж тем более оставлять на ночь Анурила, - эльф кивком указал на братца, - В погребах!
Впрочем, слова эти были далеко не всем тем, что поспешил сообщить Ариону Всадник. Ситуация не располагала к беседе на подобные темы, но и тянуть время молодой лорд не желал. Времени было в обрез, а завтра после большой попойки, которой грозило закончится пиршество в садах, явно будет не до серьезных и заумных бесед о судьбах всего сущего в Алагейзии. Потому-то, шуртугал и к графу решил обратиться посредством телепатии, хотя и считал это немного неуместным:
Готовится восстание, ведь так? Гаэлтиас видел войска... - проскользнула первая мысль, едва коснувшись чужого сознания, - Юг не сломился, а принцесса и впрямь жива? Аудиенция состоится? Я ... Я не знаю что происходит в мире, друг мой, но желаю знать...

Отредактировано Эсмарил (2014-11-26 00:49:05)

+2

12

Ан наблюдал за тем, как Эсм общался со своим драконом. Нет, эльф не мог слышать их беседы, но вполне хватило и эмоций, что отражались на лице брата. Что-то конкретное, конечно, узнать не получилось бы, но по секундным задержкам в мимике, блуждающему взгляду, даже по расширению зрачков можно было выстроить множество предположений о том, что царило в голове у Эсма. Рассеянный эльф, привыкший мелочам уделять больше внимания, чем всему остальному, всегда старался уловить какие-то детали в мимике собеседника или случайного прохожего, которые бы позволили узнать чуть больше об объекте наблюдения.  Получалось не всегда, но было забавно. Ан часто развлекался так, наблюдая за кем-нибудь и теша свою фантазию, особенно если это был кто-то, кого знаешь довольно долго. Но сейчас по лицу брата и по манипуляциям с мечом можно было предположить, что Далатар отговорил его от чего-то или не согласился с чем-то.  И то и другое случалось довольно редко. Потом внимание эльфа привлекли две фигуры, спускающиеся с неба. Приглядевшись, Ан узнал в них учеников из Энорока.
- Какого шейда они тут делают? Нет, какого… я их не заметил?!- возникла мысль в голове Ана. Оставив попытки разобраться на потом, эльф спрыгнул с седла. Приземление вновь напомнило о том, что на одном из его сапог нет подошвы. Выругавшись  себе под нос, эльф начал приводить в порядок свою одежду. Пробежавшись пальцами по застёжкам, заметил, что в полёте пропали ещё несколько. Эльф кое-как поправил плащ и начал отскребать засохшую грязь с голенища сапога.  От этих дел Ана отвлёк звук шагов. Прервав своё занятие, эльф наблюдал, как брат разговаривал с человеком, в котором можно было угадать хозяина этих земель.
На замечания брата о нём и погребах, эльф только покачал головой.
- Сколько же ещё будет аукаться ему этот случай с не вполне удачным появлением? - подумал эльф.
- День добрый, я  Анурил, младший брат Эсмарила. Приношу извинения за свой внешний вид и за нелепый вопрос: где в ваших владениях можно достать новые сапоги? - подходя к беседующим, произнёс эльф.

+1

13

Шурание чешуи снова нарушило возникшую тишину. Прикрыв горевшие тёмным золотом глаза, Ксайна подождала, пока Всадник слезет с неё, и склонила к нему голову. Её горячее дыхание взъерошило ему волосы.
"Думаю, и сегодняшний день не обойдётся без пьянки..." - подумала дракониха и снова коснулась мыслей Ана: - Если всё-таки будешь выпивать, то сильно не напивайся, - Она слегка толкнула его носом в плечо и всхрапнула.
Расчистив себе место взмахом мощного хвоста, чёрная улеглась на живот, положив массивную голову на передние лапы, и обвила себя длинным хвостом. Небо было безоблачное, и мягкие лучи солнца приятно грели спину и крылья. Такой день нравился крылатой, она слушала слова эльфа и мысленно усмехалась им. Дракониха знала, что даже запрет брата мало чем остановит темноволосого Всадника. Она помнила тот случай и догадывалась, что он будет далеко не последним.
В голове тёмнокрылой возникла мысль тоже напится вместе с Всадником, но она тут же её отбросила.
"Если выпью, то до дома ползком только смогу добраться или виляя по воздуху..."
Ксай на секунду представила себе эту картину и мотнула головой. Горло её заходило ходуном, и сквозь стиснутые клыки прорвался мощный клокочущий звук.
"Нет, этого нельзя допустить!"
Взгляд чёрной оторвался от Всадника, что приводил в порядок свою одежду, и скользнул по молодым драконам.
- Какого шейда они тут делают? Нет, какого… я их не заметил?! - Дракониха уловила мысль Анурила и усмехнулась.
"Они всё это время летели за нами. Ты слишком сильно погрузился в свои мысли, Всадник!" - Золотисто-янтарные глаза снова переместились на Ана, что подошёл к брату и к человеку.
Шумно вздохнув, Ксайна снова глянула на молодых. Крылатый ящер с бледно-зелёной чешуёй на секунду превлёк внимание тёмнокрылой, но она тут же отвернулась к Всаднику. Молодые драконы и их Всадники её не особо интересовали.
- День добрый, я  Анурил, младший брат Эсмарила. Приношу извинения за свой внешний вид и за нелепый вопрос: где в ваших владениях можно достать новые сапоги? - негромкие слова Ана вызвали жуткую улыбку у Ксай.
"Сейчас тебе самые лучшие ботинки принесут!" - съязвила чёрнокрылая, снова удобно расположив морду на передних лапах.

Отредактировано Ксайна (2014-11-30 23:31:00)

+2

14

Полёт... Отрезвляющий, уносящий вдаль тяжелые мысли...- Ринари почти ни с кем не общалась в пути. Даже с Корвусом, хоть дракон несколько раз и делал попытки связаться с ней. Эльфийская дева размышляла о своём поступке. Ее  грызла совесть... Однако нельзя уходить в пучину тёмных мыслей... Наконец город... Теплое ласковое солнце, лазурные соленые воды... Всадница чуть отвлеклась, однако с улыбкой передала Ворону:
- будет время...слетаем - искупаемся- она чувствовала его тревогу и поспешила успокоить-все в порядке... Я вернулась.
Когда они приземлились, Рин легко покинула спину своего дракона и посмотрела на Эсмарила... Пока он немного занят... Воспоминания заставили улыбнуться. Ревность Корпуса уже немного улеглась - хотя дракон был готов разорвать блондина, когда тот признался... В самой гуще сражения, решив что иного шанса не будет... А Рин так долго не давала ответ. Измучила бедного... Сердце Сойки сгорело следующее воспоминание, однако, услышав недовольное ворчание Ворона, эльфийка поспешила скрыть воспоминания.
Вышел хозяин замка, старый друг Эсмарила. Рин отметила как хорошо этот человек говорит на Древнем языке... Потом приметила учениц Эсма и покачала головой, пройдя к голове Корпуса, девушка запустила руку между чешуйками на его подбородке, поглаживая любезного друга.

+1

15

Далатару, конечно, идея передать меч Всадника «непосвященному» человеку, пусть и воину, показалась несколько… кощунственной. Граф Арион де Кастельмор был человеком, несомненно, достойным, но, как ни крути, ящер его категорически не видел среди тех, кто мог бы продолжить пользоваться этим прекрасным оружием – не судьба и всё тут. Так что золотистый высказался исключительно против идеи, но всё же оставлял право решать за своим Шуртугалом, которому меч ныне и принадлежал – Дракону оружие и так не нужно, он и без него вооружён до зубов. В буквальном смысле.
-Так я и не против того, чтобы Рен вновь рассекал воздух и чью-то плоть. – проурчал Дракон, склонив голову и взглянув на своего остроухого спутника жизни. -Я бы тебе и не позволил напиваться. Во всяком случае, в одиночку... – ящер собирался было добавить ещё пару слов по этому поводу, но Всадник неожиданно обрубил разговор, всё-таки согласившись с золотистым. Грубовато, конечно, но острые углы были почти сразу сглажены мысленным потоком теплоты, который Эсмарил направил своему ящеру – тут уж и обижаться после такого никак нельзя было! -Я понимаю твои намерения и твоё дружеское отношение к Ариону. Я даже частично это разделяю, будучи частью твоей души, но… Я так вижу ситуацию. Прости меня, Эсм. Возможно, когда-нибудь я и поменяю своё мнение, но не сейчас. – Далатар даже не рассчитывал получить на свои слова ответ, ибо и так не нуждался в нём – проблему, вроде как, уже замяли, обид друг на друга не держат, так что всё хорошо. Единственное, что хоть как-то напрягло Дала, так это то, что Миам терзало какое-то видение, о котором она толком ничего не могла сказать.
-Я чувствую, как ты точишь на него зуб, душа моя. И мне это определённо нравится… – ящер одобрительно заурчал, ибо мысль растерзать их ныне главного врага была ему до боли мила. Именно Гальбаторикс же виновен в стольких смертях и соратников, и их Драконов… Конечно, и Далатар с Эсмарилом поучаствовали в «деле» лично, но, по сути, именно с подачки этого человека.
Далее прилетели и ученики, которым, вообще-то, приказывали остаться в Энроке. Хорошо, конечно, что они остались  незамеченными Эсмом (поди, скандала прямо в воздухе, было бы не избежать), но не порядок – тут уж Эсм прав, и надо срочно наказывать. -Если ты не против, братец, я бы погонял крылатых птенчиков по возвращении в форт. И наказаны будут, и полезно для них – всяко ж польза. – усмехнувшись, ящер оглядел юных всадников и их Драконов, после чего мысленно прикинул, как же знатно их можно будет потренировать на выносливость… Словом, весёлым досугом они будут обеспечены выше крыши!
А вот при появлении хозяина замка, ящера прямо-таки обдало теплотой, с которой эльф относился к своему приятелю – все эти эмоции Дракон ощущал почти как свои, из-за чего недавний спор на счёт судьбы меча Всадника отошёл на задний план.
-Сколько лет прошло, а Анурил так и не меняется…
Стоило Дракону мысленно отметить это, как его глаза задорно блеснули. Пришлось даже ограничить телепатическую связь, чтобы, не дай все боги, окружающие не почувствовали, что Далатар опять не злится на выходки остроухого, но наоборот – даже как-то их одобряет. Без Ана, пожалуй, они бы и зачахли, живя в своём Энроке особнячком, почти полностью отрезанные от мира…

+2

16

- Мы здесь для того, чтобы Эсмарил встретился со своим старым другом, и мы решили куда лететь дальше. Если вообще еще стоит куда-то лететь. Будто ты сам этого не знаешь, - отвечая на вопрос недовольного темно-зеленого ящера, мысленно протянул Даниэль. Он, в отличие от Гарсива, совсем ничего не имел против подобных мест. К тому же, полет сюда был отличной возможностью напомнить себе, что помимо гор и холодного воздуха в мире полным-полно и других мест. По крайней мере в Сурде было тепло, что само по себе уже радовало.
Появление в замке учеников весьма удивило Даниэля. Оно для него было неожиданным и в первую очередь Всадник задался вопросом о том, как ему удалось их не заметить: все-таки дракону в небе укрыться трудно. К тому же рубиновый окрас никак этому не способствовал.
- Ты прав, совсем не должно быть, - Даниэль с интересом воззрился на заметно сжавшуюся Мирмиэль, и на ее не менее смущенную Всадницу. - Однако их это похоже не особенно заботит, - мужчина ухмыльнулся, наблюдая за тем, как рыжеволосая ученица вылезает из седла. Он ожидал, что Эсмарил разозлится по этому поводу, но от него и слова не услышал, похоже глава решил отчитать своих учеников мысленно. - Будь у меня такие ученики, им бы точно знатно влетело, - подумал Дан, но у него учеников вообще не было, а значит и разбираться во всем было не ему.
Очень скоро его интерес переключился на появившегося, наконец, графа. Фенмаркский правитель, надо отметить, прекрасно владел Древним Языком, что Всадник отметил в первую очередь. Впрочем, пока это было единственным, что Дани узнал о нем, помимо внешних качеств. Представляться Всадник не счел необходимым, учитывая то, что не хотел мешать разговору и рассчитывал, что свой отряд позже представит сам Эсм. Однако для приличия все-таки выпрямился, и уже не опирался на своего дракона. Новость о скором пиршестве порадовала шуртугала, а особенно порадовала она его желудок. За время перелета, когда приходилось довольствоваться тем, что было (а было у него немного), Даниэль успел знатно проголодаться, но, однако, никоим образом этого не показывал. И не вежливо, и не это, в конце-концов, сейчас самое важное.

Отредактировано Даниэль (2014-12-07 16:53:03)

+1

17

Лан не чувствовала себя дома, особенно когда на нее бросали взгляды эльфы. Хотелось обнажить лезвия и всадить кому-нибудь в горло. Однако от Арва это же не скроешь и белый исполин лишь оскалился, точнее, попытался улыбнуться. Незаметно вздохнув, полукровка посмотрела презренно на Анурила, и что-то цыкнув самой себе, решилась подойти к предводителю.
«Так и чешутся руки его придушить… Или отправить на исправительные работы… от него вообще есть толк?»
- Позвольте поприветствовать хозяина этих земель, - решилась вклиниться полукровка, разговаривая на древнем языке, посматривая на Эсма, - как всегда все внимание привлекаешь к своей персоне. Может, все-таки представишь?
Воительница с холодным интересом посмотрела на капитана, будто ожидая дальнейших поручений. Она начала улавливать назойливые взгляды остальных эльфов. Это начинало напрягать. Осторожно коснувшись разума Эсмарила, она нащупала тонкую нить, которая когда-то соединяла их, помогая в бою. Но со временем она почти разрушилась.
- «Как долго они на меня так будут смотреть? Я им, что редкий камень?» - раздраженно, но осторожно поинтересовалась Всадница и улыбнулась новому знакомому.
Тем временем дракон послал мысленную волну спокойствия и поддержки, мол все будет хорошо, не раздражайся по пустякам.
«Уже хочу домой…» - тихо по мысленной связи ответила она Арварду, - «Хочу на охоту… Пришибить кого-нибудь…»

0

18

Арион невозмутимо наблюдал за переменами выражения на лице друга, а также и за то и дело мелькавшей тенью смущения своего младшего брата, совсем не привыкшего лицезреть такое количество драконов и их Всадников.
- О, что до красного фенмаркского – тебя непременно порадуют урожаи последних лет.  – непринуждённо ответил граф, и шутя продолжил: - Можешь не беспокоиться,  для учеников и без этих самых шедевров найдётся что-нибудь, ведь не только винами известен Фенмарк. А погреба наши столь обширны, что, боюсь, за одну ночь один он не сумеет из них выбраться.
Однако за внешней шутливостью скрывались и более углублённые мысли. Кастельмор, вполне ожидавший, что Эсмарил пожелает поговорить с ним «приватно» приоткрыл для него свой разум, и также мысленно ответил на его вопрос:
Я бы не стал называть восстанием попытку реставрации. Восстанием, подлым и беспардонным, был произошедший ранее переворот. Однако ты прав, Юг не сломлен, мы не сдадимся, пока мы живы. Я не могу сейчас поведать ничего конкретного о наших планах, ибо ещё не встретился с ещё одним старым другом, с которым должен держать совет относительно происходящего, однако мы твёрдо намерены вернуть власть законному монарху. Совершенно верно, она жива, и я устрою вам аудиенцию. Но будь осторожен, после резни в столице многие относятся с недоверием к Всадникам. Впрочем, моих рекомендаций должно хватить, чтоб развеять сомнения Её Высочества. Будьте готовы, поутру нам необходимо отправиться в Аберон. Потому сегодня стоит расслабиться и отдохнуть. Да, я думаю не помешает познакомиться с твоими спутниками?
Лорд Эроуза не стал задавать вопросов о недавнем прошлом товарища, связанном с восстанием безумного Всадника, решив поговорить об этом позже за бокалом вина. А затем всё также на Древнем языке представил всем своего брата:
- Сей дворянин – сир Герион де Кастельмор, мой младший брат и наследник. – После чего перевёл взгляд на Анурила и с улыбкой без лишнего официоза продолжил. - Не сомневайтесь, сударь, для брата Эсмарила в кладовых замка всегда найдётся пара новых сапог, я отдам соответствующие распоряжения.
Однако пора было представиться и самому остальным спутникам Всадника, что граф не замедлил сделать, ответив на приветствие одной из них:
- Приветствую и Вас, в радости встречи со старым другом я немного упустил тот момент, что не знаком с его спутниками. – Затем, обращаясь уже ко всем, продолжил. -  Позвольте представиться, граф Арион де Кастельмор. – граф Фенмарка не любил излишней официальности, однако банальный этикет требовал её соблюсти.

Несмотря на внешнюю безмятежность, тревожные мысли не покидали графа весь остаток дня и ночи, вплоть до самого отъезда. Многое нужно было обдумать, ведь грядущая военная кампания ставила на кон слишком многое.

------>Аберон

0


Вы здесь » Алагейзия: расцвет Империи » Сурда » Замок Кастельмор


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC